Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

в кабинете

Инстинкты мужчин

Со статьей Игоря трудно не согласиться, ведь зачастую наше поведение подсознательно регламентируется инстинктами, генной памятью, заложенной в нас тысячелетиями. Женская интуиция – это в большой степени сумма опыта всех предыдущих поколений и воплощений человека, и плюс к тому влияние на нас на сакральном уровне той большой души, которая и управляет нашим воплощением.

Женщина не всегда полагается на логику, потому что в задачах человеческих отношений всегда слишком много составляющих с неизвестными значениями. Да и мужчина для женщины, очевидно, представляет собой загадку, также как и наоборот.

Автора раздражает инстинктивное стремление женщины к альфа-самцу, а также и то, что она постоянно пробует своего избранника на прочность. Такое поведение продиктовано ей самой природой, и фактически женщина не скрывает свои цели под маской двойных стандартов.

8
Рис. 8

Мужчины же напротив, обладая логическим восприятием картины мира, нуждаются в обосновании своих чувств и поступков, а также сокровенных желаний. Сделанные из того же материала и тем же создателем, представители сильного пола обуреваемы страстями и инстинктами не в меньшей степени, чем их подруги.
Но в отличие от дам, мужчины постоянно пытаются подвести под статус кво логическую базу, напрочь отбрасывая необъяснимые с этой стороны мощные эмоции и желания.
Если женщина ищет самого лучшего из всех, то мужчина озадачен природой покрыть всех самок, встретившихся на его пути. У него много семени, в отличие от единственной яйцеклетки у женщины. При этом собственнические  чувства буквально омрачают разум самцов и ими придуман целый институт брака и целомудрия, чтобы избежать нормальной конкуренции с другими собратьями.

9
Рис.9

[Читайте дальше!]Для женщин придуман свод правил и законов, а некоторых странах и в наше время их могут убить камнями за сам факт измены. Хотя, если мыслить логически, кто и на каком основании может лишить их права выбора? За сотни лет мужчины перепробовали в отношениях с женщинами самые разные методы, каждый раз подводя под свои действия логику и не стесняясь в средствах. Тут были и гаремы, и терема, и отправки в монастырь, и наличие законных любовниц, и обрезание женских половых органов, и многое другое.
Для женщин ввели специальные главы в религиозные каноны, статьи в своды законов, организовали моральные устои общества. Были даже придуманы специальные одежды для женщин. Из рисунков Мариенберга мы видим, что московитянки  в 16 в. были одеты точно также, как и мужчины. Это позже были придуманы открытые снизу юбки (как видно для облегчения совокупления) и обнаженная грудь. (Более идиотское облачение трудно придумать – чахотка обеспечена)


10
Рис.10


Другие культуры (а культура при патриархате – порождение мужского эгоизма) закрутили женщин в черные тряпки, закрыли им лицо (и это в жарком климате), запретили купаться.
Цель статьи не перечисление женских бед, а обнажение двойных стандартов, которые широко применяют мужчины для логического объяснения своих низменных инстинктов.
Накладывая на женщин ограничения целомудрия, они поясняют это особой детородной функцией женского организма и ее психикой. Разрешая же себе распутство, мужчины прикрываются надуманной меньшей степенью ответственности за последствия случайных связей и особой ролью мужчин. Складывается впечатление, что мужская и женская половины человечества живут в разных мирах и мужчины изменяют своим женам с инопланетянками.

11
Рис.11

Двойная мораль завела мужчин в тупик самой высокой степени ханжества, когда обыденный, нормальный и естественный акт сексуальной связи превращен в нечто тайное, низкое, постыдное и грешное. Все делают это, и все это скрывают. Если представить, что мы бы ели, но скрывали это и считали грехом, то сразу становится очевидно – какому сумасшествию мужчины подвергли мир.
А самое главное, что двойные стандарты и двойная мораль воспитывают в человеке привычное состояние лжи. Большая ложь начинается с маленькой лжи самому себе. Допуская неправду и оправдывая себя, человек начинает применять испытанный метод, чтобы опорочить других. Ложь, захватывающая наши сердца, и есть настоящий грех, а не безвинный секс.
Желая иметь личного раба, мужчины закабалили женщину в семье. Потом придумали, что она должна работать на производстве – тут сработал инстинкт жадности. Женщину заманили в ловушку равноправия, однако, позабыли, что равные права подразумевают и равные обязанности. Тут и были придуманы обязанности и работы мужские и женские.

12
Рис.12

Нельзя отказать в изобретательности мужчинам, они используют на полную свое левое полушарие. Не желая выполнять монотонную тяжелую работу, мужчины придумали целый ряд устройств и организовали быт таким образом, что в квартире им просто нечего делать.
Однако, стиральная машина была придумана и внедрена в удобной форме совсем недавно. А остальные сферы «женского труда» прогресс не коснулся. Но и тут мужчины пускаются в теории, чтобы объяснить, почему жена после такого же, как у них, трудового дня должна становиться к «мартену».
В половых отношениях у мужчины заложены весьма противоречивые желания. Инстинктивно он  стремится обладать наиболее эффектной самкой и иметь ее в собственности. При этом сексуально он желает активную раскрепощенную партнёршу, что возможно только с приобретением большого опыта. Вместе с тем, для семьи, помимо постели, больше подходит тихая работящая верная женщина-мать. Совместить эти качества в одном лице практически невозможно.

13
Рис.13

Женщина-шалава никогда не смирится с ролью кроткой домохозяйки, а семейная мадонна не сможет быть оборотнем-проституткой. Инстинкт рвет психику мужчин буквально на куски. И они пытаются насытить свои желания на стороне, однако ни в коей мере не согласны поменять тихую жену на шалаву-любовницу.
Выстраиваются мощные логические цепочки, чтобы объяснить в первую очередь себе свои страсти, а  во-вторых угомонить чувствующую неладное жену и утвердить свое я перед презирающей любовницей.
Несомненно, все эти инсинуации и борьба с самим собой вызывают недоумение у представительниц слабого пола в особенности от того, что их партнеры  сами прозвали себя сильными. Ведь женщины всегда знают, чего хотят, и их желания не противоречат друг другу.
Здесь стоит заметить, что семья – это своеобразное гнездо, которое вьет женщина, а мужчина в этом ей помогает. Как и ребенок, домашний очаг – порождение женской сущности, ею оберегаемый и постоянно с любовью взращиваемый. Без женщины нет дома, а есть просто жилье.

14
Рис.14

Отсюда вполне логично следует и инициатива женщин при разводе, в которой так часто их винят. Если в доме нет любви, если все теплое давно рухнуло и улетучилось, женское сердце чувствует это особенно остро. И женщины решаются на отчаянный шаг. То есть в большинстве случаев само разрушение отношений произвел муж. Но брак на него не накладывает никаких обязательств и его обычно устраивает статус кво. Поэтому точку пришлось ставить жене – она просто не выносит фальши и лжи.

анекдоты-анекдоты-про-семью-анекдоты-про-жен-и-мужей-276770
Рис. 15 Анекдот.

Еще один мощный инстинкт, который рвет психику мужчин – желание всех женщин. Это не секрет для представительниц слабого пола, что без самца ни одна из них не останется. Стоит только захотеть и дать знак – он не преминет воспользоваться. Для этого женщина лишь должна снизить планку своих требований. Именно поэтому наши женщины часто одиноки – им не нужен лишь бы кто, они ищут свой идеал.
Мужчинам же, чтобы объяснить свои необъятные желания, приходится городить огород «логических» построений.
В комментариях к своим статьям  я наслушалась обвинений в адрес женщин от возмущенных обладателей штанов. Глубоко неприязненный тон этих восклицаний я объясняю степенью обиды отдельных блоггеров на судьбу. Не исключено, что им попались не совсем обычные женщины, а особые стервы, негодяйки и прохиндейки. Но в своих размышлениях я стараюсь не брать в качестве примеров исключительные случаи, а рассматриваю распространенные явления.

16
Рис.16

Чаще всего женщин обвиняют в присвоении имущества при разводе. Отбросив примеры с олигархами согласимся, что в большинстве случаев мужчина уходит из семьи, а не женщина. При матери остаются дети, которых наши русские женщины в большинстве своем не бросают. А оставлять детей без жилья нельзя.
Я конечно против того, чтобы выбрасывать отца на улицу, и не буду спорить, что наше правосудие далеко не правое. Скорее всего, супругам при разводе следует искать приемлемые выходы самостоятельно, не доводя дело до суда.
Относительно же запрета отцу встречаться с детьми, который накладывают некоторые женщины, здесь я абсолютно солидарна с отцами. Но не будем кривить душой, большинство мужчин забывают о своих детях сразу же после перешагивания через порог. Их стенания «мне не дают детей» очень напоминают крики труса из кинокомедии «держите меня», хотя он сам не отпускает мнимых удержателей.

17
Рис.17

Иногда даже звучат обвинения женщин в пьянстве. Но тут даже наша лживая статистика утверждает – пьяниц мужчин в четыре раза больше, чем женщин. И это даже при всем при том, что женщина – существо, ведомое в вопросах социального поведения, и пить начинает чаще всего с подачи мужа-сожителя.
Здесь следует заметить, что обвиняя женщин в прелюбодеянии и распущенности, мужчины лукавят сами себе. Ведь изначально у девушки отсутствует сексуальная потребность, это физиологический факт. Но в условиях современного общества (устроенного мужчинами) молодая особа опасается потерять парня, если не пойдет с ним на интимные отношения. Распущенность молодых людей и женское стремление обрести семейное счастье толкают юных дев на безрассудные поступки. В наше время в своем большинстве молодые женщины под давлением партнеров и общества соглашаются и на сожительство, стыдливо именуемое гражданским браком, и даже на свободную любовь, что в корне ломает их психику.

18
Рис.18


Мужчины предпочитают не понимать, что любая девушка хочет в первую очередь нормальных, а значит чистых семейных отношений. А все эти уступки мужскому эгоизму больно ранят ее и калечат ей душу.
Отсюда, из этих внедренных современными ловеласами новых обычаев, и имеем мы модерновых дочерей Евы, с бутылкой пива в руке, сигаретой в зубах и в стрингах для мгновенного спаривания.

19
Рис.19

Мужчинам здесь некого винить. Чтобы они не говорили о наличии матриархата в наше время – современное общество, как и обычаи последних веков – плод их творчества. Женщин почти нет во власти и бизнесе, и еще меньше было раньше. Я здесь не говорю о некоторых представительницах слабого пола, которых и женщинами-то назвать трудно.
Женские инстинкты, жестко высмеянные в предыдущей статье, направлены на сохранение рода и семьи, на выращивание потомства и на обретение счастья так, как понимает его женщина. Мужские же инстинкты стремятся насытить эгоистические желания: иметь как можно больше самок, избежать конкуренции других самцов, поменьше работать, да побольше получить наслаждений.

20
Но не для того пишется эта статья, чтобы обменяться ударами с мужчинами. Просто я хочу указать им на некоторые факты, которые на Руси назывались хорошим словом «кривда». Кривда нас и завела в тупик. И только отказавшись от нее, мужчины и женщины смогут найти общий язык.


  • Все права защищены©Александра Лоренц

Репостинг с указанием источника и автора приветствуется!
Фотоматериалы использованы из сети интернет в качестве цитат, в ознакомительных целях и не в коммерческих интересах.




Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
в кабинете

Что же я делаю когда мне понравилась девушка?

Взято у


oba552
Немного о любви.
13 февраля, 21:39


Ни внешним видом, ни удалью молодецкой, ни умственными способностями,ни наличием денег, должен выделяется человек, в первую очередь , а способностью заглянуть в душу другого.
Так я думал тогда, так, я думаю и теперь...
Что толку от необычаной красоты, способности выписывать на турнике мыслемые и не мыслемые фигуры высшего пилотажа, умения извлекать в уме корни n-ой степени с точностью до десятимилионной доли процента, за считанные секунды и говорить интеллигентным, высокообразованным и высококультурным языком...если нет, простого взаимопонимания? А деньги, разве его добавляют? Сколько примеров ссор, разводов и даже убйств, в основе которых лежит тяга к халяве, добиться которой, проще всего, с помощью денег? Чужих денег...
Zac efron, зак эфрон, актер, парень, лицо, взгляд, actor, 1920x1080

Ни внешность, ни ум, ни физическая сила, а уж, тем более, деньги не способствуют понимаю души человека, отвлекают внимание от твоего внутреннего мира, на его внешние атрибуты, которые, вобщем то, могут и не соответствовать твоему собственному Я...



Что же я делаю когда мне понравилась девушка?

hq-wallpapers_ru_mens_45578_1280x1024


А, ни чего,из того, что обычно делают в такой ситуации: не рассказываю байки и анекдоты, не показываю удаль и не хвалюсь шрамами, спортивными или любыми другими достижениями, не стараюсь выдать себя за бесстрашного героя, не спорю на философские и научные темы, не навожу лоску и шику, не обсуждаю фильмы и политику, не куражусь на весь кошелёк ... Настраиваю все свои органы чувств и наблюдаю: как она говорит, как двигается, что и кто привлекает ее внимание, какие темы и люди ей интересны, какие вещи нравится, какие явления вызывают бурю восторга, а какие не задевают никак...

picture-6741


И если я почувствую в какой-то момент времени, что и она делает то же самое, по отношению к окружающим, а уж тем более, ко мне. То начинаю общение "ни о чем": о кошечке, о песочнице во дворе, о природе, о погоде... Это общение может длится неделями, месяцами, годами... пока не наступит(если наступит вообще) понимание, что мы - как родные, или ещё больше - родные...


Так и случилась, моя первая любовь...

в кабинете

Отрывок из романа «Любовь к Серому Ангелу» Сладкие поцелуи ч.2

***



Ее трясло как в
лихорадке, пока она бежала к времянке.
Рука дрожала, когда она пыталась открыть двери — с первого раза не получилось.
Наконец дверь поддалась, Лора шмыгнула внутрь и захлопнула ее за собой.
Бросившись на постель, она зажмурилась.



«Дура, дура, дура!
Нужно же быть такой идиоткой»! — от
волнения у нее даже за-кружилась голова.



Неужели жизнь ее так
ничему и не научила?



Похоже, он заметил ее внутреннюю дрожь и решил, что ее способен завести первый
встречный. Это не добавило ей очков. Но он и в самом деле зацепил ее, лишил
покоя. Теперь ему все известно, ей уже не удастся ничего скрыть от него. Отношения их строились на противоборстве друг
другу и сильнейшем физическом влечении. Узнав, что она хочет его, он не
отступится. Об этом говорили ее чувства — пробежавшая по спине дрожь и жуткий
страх в преддверии грядущей опасности.



Правду говорят: время
лучший лекарь. Прошло всего несколько
лет после разрыва с Антоном, она
постепенно успокоилась и была довольна
своей жизнью. И вот теперь из-за нескольких поцелуев все обрушилось! Господи,
какой позор! Давно у нее не было столь
бурных всплесков желания! Так почему же это удалось Даниилу, наименее
подходящему мужчине из всех, кого только она могла выбрать?



Лора ощущала себя
полным ничтожеством. Стыд душил ее, сдавливая грудь. С чего это она решила, что
он в нее влюбился? Как бы не так! Размечталась! В его арсенале много разных
приемов, а в остальном он такой же, как и
другие мужчины, — получат свое и
моментально теряют интерес. Теперь он не
успокоится до тех пор, пока не добьется ее. У него холодные безжалостные глаза
и взгляд хищника. А то, что сейчас между ними произошло, убедительно
доказывало, что она не способна совладать с собой, не в состоянии
сопротивляться ему. А разум? Похоже, когда дело касалось подобных мужчин, у нее
совсем не было разума.



До чего же слаба ее воля, если один
поцелуй смог вызвать такую бурю страсти?
Ужас охватил ее при мысли о том, что, скорее всего, он ее использует, а потом
бросит с разбитым сердцем. Он видит в ней доступную женщину, которая готова
раскинуть ноги перед любым мужчиной,
который может доставить ей удовольствие.
А Лора почувствовала, как только он прижал ее к себе, что Даниил очень даже
может. Она вспомнила свою первую любовь, как ее кумир посмеялся над ней,
превратив любовь в душераздирающую трагедию, ибо для него она была всего лишь
глупая провинциальная девчонка! Горечь его предательства до сих пор раздирала сердце, хотя прошло много лет.



Черт! Да неужели же
нельзя хотя бы один день провести без мыслей об этом Казанове? Она же не
собирается становиться очередным его трофеем?



Лора перевернулась на
живот и накрыла голову подушкой. Все эти дни она терзалась безумной идеей стать
его любовницей, пусть даже на то короткое время, что они будут вместе, но она
понимала, что лучше лишить себя этой радости, чем потом пережить унижение.
Лучше не видеть его равнодушных глаз, в которых будет лишь скука, когда они
будут расставаться. Однажды, несколько лет назад, она уже поймала подобный
взгляд. А слова, сказанные таким же красивым парнем, как Даниил, до сих пор
звучат у нее в ушах:



— Сделай так, чтобы с тобой не было скучно…



Они сопровождали ее
по жизни все эти годы, прочно обосновались где-то в подсознании, и время от
времени всплывали на поверхность, изводя и мучая ее.



Нет. Второй раз ей этого не пережить!



Но зато эти полчаса
она провела словно в раю. Она прикасалась к нему, целовала его лицо, вдыхала тепло и запах его кожи. Когда
почувствовала его губы на своей груди, то едва не закричала от невероятного
экстаза.



А потом он склонился
к ней, во взгляде застыло напряжение, на лбу выступили капельки пота. Руки ее
пробежались по могучим плечам, пальцы погрузились в густые рыжеватые волосы.



Она не смогла
сдержать приглушенного стона.



Лора всегда
отличалась сдержанностью в отношениях с мужчинами. Гельмут Бюлов, менеджер
немецкой транспортной компании, был единственным мужчиной, с которым она встречалась после
развода. Однако это воздержание скорее было вынужденным — просто ей не нравился
никто из ее поклонников. Лора даже не
осознавала, насколько ее тело изголодалось по плотской любви. Целых два
года ее никто не обнимал, не целовал. И
вот это сделал Даниил, отворив пред ней врата рая.



В нем было нечто
опасное, таинственное, что не только не
отталкивало, но, наоборот, еще сильнее разжигало в ней страстное желание.
Именно поэтому Лоре не удалось выстроить внутреннюю защиту. Она не могла не почувствовать, что у него
наступила эрекция. Даниил и не скрывал этого, напротив, ему хотелось, чтобы она
это поняла, почувствовала. Он нарочно так крепко прижал ее к себе. Когда он
коснулся ее, Лора позабыла обо всем на свете, кроме желания оказаться в его
объятиях. Сейчас она отчаянно спрашивала себя — а хватило бы у нее сил
сопротивляться? Или же она отдалась бы
ему прямо там, на сеновале, после
нескольких дней знакомства, наплевав на все приличия, даже на здравый
смысл?   










Поездка в город



— Ну что, съездим
завтра в город? Мне нужно купить одежду. Заодно и поужинаем в хорошем
ресторане.



Лора, сидевшая за
компьютером, повернулась к дверям и обомлела.
Обнаженный Даниил стоял перед ней,
опираясь о косяк дверного проема, и прикрывало его бедра только
малюсенькое махровое полотенце. Влажные
волосы, мускулистые руки и грудь, мощные ноги…
все ясно. Благоухает лавандовым мылом — похоже, только что из бани,
София Святославовна затопила. Лора стремительно отвернулась. Но было
поздно: картина запечатлелась у нее в голове. Ее лицо запылало. К тому же она
различила выражение глаз бесстыдника:
ухмыляясь, он смотрел на нее,
словно приглашая выпрыгнуть из
соб-ственной одежды и завалиться в
кровать. Чувственный вздох вырвался из груди — чтобы его замаскировать, она
глотнула из стакана холодного сока, — и
быстро застучала по клавиатуре негнущимися пальцами.  



— Я и не заметила, как ты вошел, — ее голос был
едва слышен.



Красуется, словно
павлин! Ну, конечно, сложен как Апполон…
и хитрющий прохвост это знает!



— Я никуда с тобой не поеду!




Поедешь.





Забравшись в машину,
Лора долго молчала. Шикарная машина, великолепная внешность, куча денег… интересно,
откуда у него их столько?



Он везунчик, думала
она, отчасти завидуя, отчасти
восхищаясь. Даже когда попал в беду, и тут ему бог послал помощь!



Два часа ехали в
полной тишине. Лора не ощущала ничего, кроме досады. Так же ей были
неинтересны названия сел и маленьких
городков, которые они пролетали мимо. Но вот, кажется, и Харьков.



— Я хочу купить себе
одежду, — сообщил он, припарковываясь
возле идеально вы-чищенного бордюра. Розоватые утренние лучи играли
бликами на зеркальных дверях и витринах. Лора прочла название известной сети
магазинов элитной мужской одежды и выразила желание остаться в машине. Как-то
неловко было заходить в зеркальное королевство.



— Нет. В иной
ситуации ты поступила бы по своему желанию, а
сейчас нельзя. Опас-но!



Она прошла через
стеклянные автоматические двери, ступила на сверкающий пол; сразу в голове пробежала мимолетная мысль, что
нецелесообразно использовать такой просторный зал, чтобы развесить несколько десятков костюмов,
курток и пуловеров. Обычно Лора в
подобные магазины никогда не заходила, даже из интереса, слишком уж унижало
отсутствие возможности что-либо купить.



Навстречу им выплыли
две выхоленные девушки, важные, словно
принцессы.



Лора случайно увидела один ценник. Перевела гривны
в рубли. Уму непостижимо! Несчастный
галстук стоил всю ее месячную зарплату!  



Здесь был совершено
другой уровень. Женька часто насмехалась над показной надменностью продавцов
дорогих бутиков, намекая, что все их крутые шмотки куплены на уценке в их же
магазине. Короткое воспоминание рассмешило ее, и на презрительные взгляды, шныряющие по ее
«турецкой» одежде, она ответила таким же образом.



Девушки вежливо
предложили ей присесть на пухлый кожаный диван, окруженный благоухающими
гардениями, сами же моментально переключились на клиента.



Четко они вычисляют, презрительно хмыкнула
Лора, наблюдая, как они обволакивают Даниила угодливыми улыбками.



Увидев, как одна из
девушек подкатила стойку, увешанную выбранными Даниилом вещами, Лора приготовилась к долгому ожиданию.
Но она ошиблась. Спустя минут десять он вышел из кабинки и указал на вещи,
которые ему понравились. Он переоделся в спортивную бежевую рубашку и фирменные
вельветовые брюки — брюки и рубашка сына
Аркадия Сидоровича были безжалостно
брошены в корзину для мусора.



В магазин вошла
пожилая дама с японской собачонкой на руках. Ее взгляд оценива-юще пробежал по
Лоре, и в нем блеснуло удивление. Женщина
с точностью лазера опре-делила стоимость ее одежды и недоумевала, что
она делает в ее магазине.



Маленькая, худая, в
голубых молодежных джинсах, с кричащим макияжем, не соот-ветствующим ее
возрасту… сразу же всплыли неприятные воспоминания — точно также выглядела ее
бывшая свекровь, оставалось добавить неизменный аромат «Клима»



«Оборванка,
подобрали в ситцевом платье»!



Злобные упреки, словно плесень, проели душу. А еще Алла
Григорьевна говорила, что жена должна помогать
мужу расти по службе. Но зачем, если
его зарплата в министерстве и так достаточно высока?



Ответом на ее упорное
непонимание был подарок свекрови — билет
на элитный круиз. В ответ на ее
недоумевающий взгляд глаза Аллы Григорьевны сверкнули холодом и неумолимостью.
Накрашенные узкие губы скривились в
презрительной усмешке.



— Хоть бы там не
оплошай! ¬— было ее напутствие, о котором Лора вспомнила только на второй день
круиза, когда по странной случайности в соседней каюте оказался начальник ее
мужа.



Лора прикрыла веки и
начала массировать переносицу, чтобы унять нарождаю-щуюся головную боль.



Обида
четырехлетней давности давно прошла. Но
осталось страстное желание доказать всем, что она не просто хорошенькая
девочка, а личность, добившаяся успеха в жизни упорным трудом.



После развода она все внимание сосредоточила на учебе. Днем
ходила на лекции, по вечерам работала в баре. Поклонников было море.
Они приставали к ней, наперебой назначая
свидания, но у Лоры не было на это времени. К тому же она еще не пришла в себя
от тяжелой травмы, вызванной грязным разводом,
и мужчины ее не интересовали. Родители с детства учили ее ценить стабильность и доброжелательные
отношения, и в ее сознании сложился образ идеальной, благополучной семьи, где
все тесно привязаны друг к другу, каждый помогает другому, где супруги верны друг другу до гроба. Лора мечтала, чтобы и ее семья соответствовала этому
образу. Она решила построить свою жизнь
самостоятельно, все свободное время
отдавала учебе. И успех не
заставил себя ждать. После окончания института ее взяли на работу юристом в крупную
транспортную компанию. Было трудно, но Лора
не жаловалась. Очень редко, но все же она допускала мысль, что если бы
не мегера-свекровь с ее упреками и подлостями, сидела бы она в ее шикарной
квартире, и превратилась бы в полное
ничтожество.



Мучительная тяжесть
отступила. Лора продолжала размышлять о прошлом. Она зна-ла, что ее бывший муж
опять женился. Скорее всего, это красивая молодая хищница. Инте-ресно, как она поладила с бывшей свекровью, такой же
хищницей, но старой. Лора была убеждена, что нет в мире человека, кто бы мог
управлять Аллой Григорьевной — ни хитро-стью, ни лаской, и уж тем более добротой.



Даниил к этому
времени окончательно определился с покупками. Лора молчала из принципа. Все это
тряпье не стоило тех огромных денег, что он сейчас выкладывал возле кассы.
Наверняка, они заработаны без особого труда. Он не забрал сдачу, оставил, словно чаевые. Она мысленно залезла в
панцирь. Даниил возмущал ее с самого начала, сейчас не-приязнь к его
сибаритству обострилась до крайности. Ее мужу тоже нравились дорогие ко-стюмы,
и он тоже не считал деньги.



Но больше всего ему нравилась элитная обувь.
Вспомнился тот знаменательный день его
рождения — Мишке тогда исполнилось двадцать пять. Похоже, этот день никогда не уйдет из ее памяти.



Перед ее мысленным
взором опять возникло
раздосадованное лицо бывшего мужа.   Михаил сидел на пуфике перед зеркалом и с
кислой миной смотрел на отражение подаренных туфель. С десяток других пар стояли в стороне,
небрежно расшнурованные и неодобренные.





— Спасибо, мамуль, за
подарки. Все нравится, а с полнотой не угадала, то широкие, то жмут.



— Завтра поменяю,—
свекровь самодовольно улыбалась.



— Отлично, только в
чем мне сегодня на работу идти? Ты опять
почти всю мою обувь выбросила? Вижу только пару бежевых, из замши. Я же не
клоун, чтобы носить бежевые туфли с черным
костюмом, — муж редко позволял себе высказывать свое недовольство матери,
только в экстренных случаях.



— Нет, не выкинула.
Лора, у твоего отца какой размер?



— Сорок четвертый.



— Х-м… Я думала, что такой, как у Микки,— хмыкнула свекровь,
помахав перед ли-цом рукой словно опахалом. —
Ну, ничего! Разница на один размер — ерунда. Обувь не новая, растянется.
Сынок, не переживай, твои туфли я отправила Лариному папе. Пусть хоть под старость лет в обуви от
«Валентино» походит.



— Ты отослала всю мою
обувь? — Мишка даже позеленел от негодования.



— Ну и что? А через
пару часов купила новую. Ты еще недоволен? — вскинулась Алла Григорьевна.



— Зачем вы это
сделали? — тихо, но весомо произнесла Лора, бросив на свекровь негодующий
взгляд. По ее лицу разлилась смертельная
бледность — сегодня она ни за что не
могла промолчать, получив очередную порцию
яда. — Мой отец не нуждается в Миши-ных
обносках.



— Хамка! — вдруг
взвизгнула Алла Григорьевна, вытаращив
обведенные черным карандашом глаза.



К концу первого года
супружеской жизни Лора изучила все повадки свекрови и поняла, что это только
лишь начало спектакля. Дальше по
сценарию следовал сердечный приступ и вызов скорой помощи. Тревога вновь
вернулась к ней, и она приготовилась отразить
новый удар.



— Да, действительно,
зачем? — равнодушным голосом проговорил Михаил, с доса-дой потирая затылок.
Поначалу даже Лора решила, что муж решил ее
поддержать.



— А ты, ничтожество,
помолчи,— свекровь выкрикнула в лицо Михаилу, — пустое место без своего отца!



Муж гневно молчал. Не
получив необходимой разрядки, свекровь злобно наки-нулась на невестку.



— Вы только посмотрите на нее! Она еще хамит!
Вытащили из нищеты, так сиди и радуйся! Знаешь,
сколько у моего сына невест было?
И отцы у них полковники, заме-стители министров! Не чета тебе, дочери санитарки и школьного сторожа! Голь
пере-катная! Кроме смазливой рожи, нужно
еще и мозги иметь!



Лора уже не помнит,
как ей удалось сдержаться и не ответить в том же духе. Она лишь поправила
свекровь, напомнив, что ее родители не
санитарка и сторож, а фельдшер и преподаватель физики. Но, поняв, что муж, как
всегда на стороне матери, она не смогла больше
с ним оставаться.



Нахлынувшие
воспоминания отозвались болью и одновременно принесли облегчение. Сейчас она,
задаваясь вопросом, не могла ответить даже себе, что заставило ее выйти замуж
за такого инфантильного парня?



Как бы сильно она ни
была погружена в свои печальные мысли, все же не смогла не засмотреться на
Даниила. А выглядел он сногсшибательно. Теперь его можно было назвать безупречным красавцем, его внешность не оставила бы равнодушной ни
одну женщину. Ее взгляд медленно скользил по высокой статной фигуре, широким
мускулистым плечам. В дерзком взгляде
льдистых глаз и хищной грации, в чувственной линии губ было нечто зловещее. Он
выглядел мужчиной, который любит опасные приключения, любит
риск и уверен в себе, как никто другой.



— Ну, как я выгляжу?



— О, у меня просто нет слов, — насмешливо
бросила она.



— Ты только смотри,
не влюбись в меня!— игриво предупредил
Даниил.



— В тебя — никогда!—
взвилась Лора.



— Это хорошо.



Но взгляд его
бледно-голубых глаз был снова прикован к ней, и Лора почувствовала его
обжигающую силу. Мысли метались, как дикий зверек в клетке. Нет, она не
сентимен-тальная дурочка, и не станет
его мимолетной добычей! Уверенность в себе и своих силах досталась ей тяжким
трудом, и она не собиралась так просто отказывать

в кабинете

Отрывок из романа «Любовь к Серому Ангелу» Сладкие поцелуи ч.1

Даниил пристроил  зеркальце на выступе сруба, засунув его в широкую щель над рукомойником, и уже намылил подбородок, как его отвлек гул подъезжающей машины.
— Привет! — бодро окликнули его.
Он выглянул из-за угла. Хлопнула дверца, и над крышей синего «Опеля» нарисовалось добродушное лицо Федора. Он увидел, что старший «брат» не разделяет его радости от встречи, но все же вяло улыбнулся, если под обильной пеной можно было что-то разобрать.
— А сестра дома?
— Кто? — удивился Даниил, но тут же поняв, как его представили, процедил. — Да, по-моему.
И тут же пожалел о сказанном, ибо гость достал из-за спины букет красных роз.
— А что, разве у нее день рождения? —  с холодной усмешкой осведомился  Дан.
— Нет, не знаю, — стушевался Федор. — А что, нельзя и без дня рождения подарить девушке цветы?
— Вообще-то можно, — «брат» вытер недобритое лицо полотенцем и потер подбородок.
— А,  кстати, когда у нее день рождения?
— Э–э, — промычал Даниил, этот допрос уже начинал действовать ему на нервы, — кажется, весной.  Он уже давно прошел.
— Вы не могли бы ее позвать? — Федор продолжал приветливо улыбаться, упорно не замечая недружелюбного обращения.
Даниил хмыкнул и, перекинув полотенце через плечо, сердито  хлопнул дверью.
Лора сидела у стола, на котором стоял включенный ноутбук.    «Грезит, наверное…  скорее всего, читает  дурацкий  женский роман».
Даниил часто замечал это ее свойство — улетать в мыслях далеко-далеко, забывая об окружающем мире. Он и сам бы поступал так же, но с юности  воспитал в себе привычку быть всегда начеку, и значит, не мечтать. Мечтать вообще вредно, неприятно потом возвращаться в реальность.
— К тебе приехал  деревенский ухажер.
Лора  даже съежилась от презрительной  фразы, брошенной ей в спину.
— Кто? — она повернула к Даниилу удивленное лицо.  — Федор, что-ли? Деревенский? Так он  программист  из Харькова.
— Не расслышал…  вроде Федот, или, как там его… Федос…— мужчина так сжал губы, что стало нетрудно догадаться о его отношении к гостю.
Лора вскочила и, отодвинув занавеску, глянула в окно:
— Ой! Он даже с цветами!
— И что ты собираешься с ним делать? — Даниил оглянулся на дверь, будто опасался, что гость вот-вот ввалится в комнату.
— Для начала получу розы, — Лора кокетливо поправила светлые локоны у замутившегося старинного зеркала.
Даниил сжал кулаки так, что хрустнули костяшки пальцев. Однако ничего не сказал, только переступил с ноги на ногу, заставив нещадно скрипнуть половицы.
— Так… зачем же он приехал? — наконец произнес он.
— Наверное, чтобы подарить мне цветы… — предположила Лора, по ее лицу пробежал нежный румянец, выдавая хорошее настроение.
— Наверное, — перекривил ее Даниил.
Его лицо  ожесточило недоброе  выражение, из сузившихся глаз повеяло холодком.  Лора была не уверена в том, улыбались ли эти глаза вообще когда-нибудь. Его взгляд всегда был внимательным, изучающим, словно Даниил чего-то ждал. Его голубые глаза напоминали лед не только цветом: они были острыми, холодными  и отстраненными.  Не раз, и не два ее подмывало  спросить, что видели на своем веку эти студеные глаза?
— А ты что, хочешь стать деревенской шлюхой?
Мурашки побежали по ее телу. Он словно раздевал ее своим взглядом.
— А тебе что за дело? — вспыхнула Лора, — я свободная женщина!
— Пожалуй, я все-таки его отправлю, — мужчина двинулся к двери, походкой  напоминая большую злобную рысь.
— Не вздумай устраивать драку! — испугалась  Лора. — Сам подумай, а если увидят соседи? Ты ведь не хочешь навести на нас милицию?
— Он, похоже, вознамерился предложить  тебе съездить  в город.  Я вижу, он явно вырядился для ресторана.
— И очень хорошо, я совсем затухла в этой деревне!
— Я сам свожу тебя в ресторан, если ты так скучаешь, — его глаза вновь сверкнули гневом.
Лора остановилась на полпути к выходу.
— А что тебя это так волнует? — она почувствовала, что ревность Даниила ей даже нравится.  — Ладно, съездим  с ним  на природу.
— На природу?! — Даниил упер руки в бока, и, казалось, стал даже выше ростом.  Она впервые видела его без вечного ледяного самоконтроля. Его движения больше не были тщательно выверены. Он стоял, широко расставив ноги, и излучал чисто мужскую агрессивность, дерзкую и неудержимую.
— Хорошо, я пошутила, — струхнула  Лора, внутреннее женское чутье подсказывало ей, что бывают моменты, когда нужно уступить, — пойду хоть цветы возьму! — бросила она уже через плечо, открывая дверь.
Красавцу Даниилу  никогда не отказывали приглянувшиеся ему женщины, и что такое ревность, он не имел представления, поэтому и злился, что действия Лоры  заставляют его переживать это неприятное чувство. Ему казалось, что он слышит ее счастливый смех, и это тоже раздражало.
«Слишком долго она с ним болтает»! — он резко вскочил с кровати, как рассвирепевший зверь, и распахнул оконную створку.  
Наблюдая за беседующей парочкой, Даниил вынужден был признать, что выглядит Лора прекрасно. Одетая в белое платьице, она ласкала мужской взор стройной фигуркой и сверкающими глазами. Вырез платья на ее груди явно притягивал внимание Федора, его взгляд  буквально «тонул» в нем.
«Он уже мысленно   содрал с нее эту тряпку»! —  сощурился Даниил, разглядывая лицо  Лоры, обращенное к побагровевшему  от волнения  Федору.   Розы давно перекочевали  в ее руки. Наблюдая, как его спутница  умело кокетничает с обеспамятевшим  деревенским дурнем, весьма выразительно демонстрируя свою доступность,  Даниил скрипнул зубами,  вспомнив о своей неудаче на озере. Опытная  вертихвостка! Ловко дурит мужиков! Он покрутил  головой, отгоняя мрачные мысли.  Но до чего хороша, красивая девчонка! Перед глазами предстали ее  губы, полные и нежные, как розовые лепестки, за которыми скрывались белые зубки и нежный язычок. Даниил  потряс головой, прогоняя наваждение.  Он захотел  эту девушку, как только  увидел ее,  и неудовлетворенное  желание вконец  извело его.
И снова взгляд деревенщины скользнул по ее телу, на этот раз гораздо медленнее, задержавшись на высокой груди, и беззастенчиво остановился чуть ниже живота.
— Черт его побери! — выдохнул Даниил – он  и сам был удивлен дикой вспышке ревности. 
Жаркое, жестокое, примитивное чувство, уходящее корнями вглубь древнего собственнического начала, обожгло его, как удар  кнута. Даниил  вдруг понял: он не желает, чтобы другой мужчина  смотрел таким взглядом на Лору. Мысли о том, что кто-то другой может спать с ней, дотрагиваться до нее, безумно бесили  его. В один короткий ослепляющий миг он  уяснил, что эта красивая девушка должна принадлежать ему. Последняя мысль явилась неожиданной для самого Даниила. Просто за секунду до того, как она промелькнула в его голове, обнаженная Лора  предстала перед его мысленным взором во всей красе. Воображение тут же нарисовало соблазнительную картинку: на ней ничего нет,  кроме черных чулок и туфель на высоком каблуке, светлое облако длинных кудряшек рассыпалось на упругой  груди.
Ему хотелось  бросить ее на кровать и не выпускать до тех пор, пока они оба будут не в состоянии двигаться. Интересно, как она себя ведет во время секса? Выгибает спину, стонет от удовольствия? Даниил замер, неожиданно ощутив горячий  спазм между бедер.
Когда Лора  проходила мимо сарая, из входной двери  высунулась мускулистая рука, схватила ее за локоть и утащила со двора во тьму.
Это Даниил! От него не жди ничего, кроме беды! Сейчас она ему покажет! Согнув колено, Лора пнула наглеца в живот. Прежде чем она успела еще что-то предпринять, он схватил ее и, приподняв, крепко прижал к себе.
— Маленькая стерва, — услышала она низкий, и вместе с тем изумленный голос Даниила. — Если ты и в постели такая резвая кобылка, я не против испытать на себе твой гнев. Так, ради забавы.
Потрясение от его пошлых намеков, и все та же неутоленная ярость! Она размахнулась, чтобы ударить его, но он перехватил ее запястье и с силой сжал. Лора, брыкаясь и изворачиваясь, начала вырываться, пытаясь поднять другую руку.
— Ой, больно! У меня будут синяки!
Он только фыркнул, проигнорировав это требование.
Тяжело дыша, Лора изо всех сил уперлась кулачками ему в грудь и вырвалась из бесцеремонных объятий.
— Зачем  нужно было меня так хватать и тащить в сарай?
— Я не упускал тебя из виду с той минуты, когда ты ушла… мне кажется, что лучшего местечка, где бы мы с тобой могли спокойно побеседовать, не найти. А ты не заметила, как я вошел в сарай? Чересчур увлеклась этим деревенским ухажером?
— Не твое дело! — огрызнулась Лора.
— Можно пойти ко мне в комнату. Или к тебе, если не хочешь общаться здесь. Хозяйка ушла к соседям.
— Нет. Никуда я не пойду.  Особенно в твою комнату.
— Я не говорил тебе, малышка, что ты очень красива? —  улыбнулся он, глядя на нее своими льдистыми глазами, и слегка подтолкнул ее.
Потеряв равновесие, она рухнула ему на руки, и Даниил впился в ее губы жадным, бешеным поцелуем. Он целовался так, как никто другой. Было в нем что-то, какая-то дикость, почти варварская грубость, что-то, чего Лора  не могла бы объяснить словами.
Она стала отчаянно вырываться, но безрезультатно.
— Не нужно бояться меня, — шептал он, покрывая ее лицо бешеными поцелуями
Даниил не узнавал себя, он не мог припомнить, чтобы так неистово желал женщину!  Страстно, нестерпимо, сию минуту! Он почувствовал, что у него наступила сильная эрекция. Прижавшись к ней, он с наслаждением вдыхал ее нежный запах. Ему всегда нравилось, как пахнет от женщины, но аромат Лоры  был особый. Он возбуждал настолько сильно, что Даниил уже был не в состоянии думать ни о чем другом.
Ее губы действительно оказались слаще райского нектара, в этом надежды Даниила оправдались. Пронзительное блаженство, подобное тому, когда пьешь и никак не можешь напиться, заполнило его.
А  Лора уже  млела в его объятьях.  Она  не сопротивлялась его поцелуям, о нет,  и не просто принимала их, а отвечала с равноценной страстью. Ему захотелось большего, захотелось сразу всего. Даниил  прижал ее спиной к стене сарая и с силой рванул пряжку ремня. Ощущение от соприкосновения с ее телом было настолько острым, что он не сдержал хриплого стона и, подхватив ее на руки, быстро отнес на груду сена, где было предусмотрительно разостлано покрывало.
Этого нельзя было допускать, снова и снова повторяла про себя Лора. Но ничего не помогало. Уж слишком нравился ей вкус жарких поцелуев, откровенная мужская властность того, кто их дарил. Она  злилась на себя, чувствуя, как предательское тело настойчиво и требовательно нашептывает ей: почему бы просто не подчиниться своим  желаниям, и черт с ними, с последствиями?
— Я так тебя хочу, — бормотал он сиплым шепотом, навалившись на нее сверху и раздвинув коленом ноги. Его рот накрыл ее губы, раздавливая, поглощая, ища входа. Он целовал ее в губы, расстегивая платье. Она жарко  отвечала на его поцелуи. Тонкие пальчики  запутались в его волосах, ногти слегка царапали кожу. Ноги бесстыдно обвивались вокруг его талии. Лора прижималась к нему, целовала его страстно, неистово, безоглядно, как не целовала его  еще ни одна женщина.
С подобной точки взаимоотношений возврата уже нет. Нужно или остановить его, или окончательно сдаться. Лора понимала это и догадывалась, что он тоже все прекрасно осознает. Ему  оставалось   лишь взять ее. И вдруг…
Вздрогнув, он  поднял голову. Некий звук  пробился в его сознание сквозь нежную дымку и отвлек на себя внимание.  Помощь пришла нежданно-негаданно. Где-то далеко-далеко заскрежетали  несмазанные петли.
Да нет, это здесь… кто-то вошел в  сарай! Это же вернулась  София Святославовна… она точно колдунья!  Почувствовала, что ее квартирантка  нуждается в ее поддержке!
Вся напружинившись, Лора стала отталкивать его от себя. Она вырвалась из его рук и чуть не упала — ноги отказывались повиноваться.  Одернула задранное платье и  пулей вылетела во двор.
Даниил застегнул джинсы буквально за несколько секунд.  Тихо выругался и опрокинулся на душистое сено, затем вытащил из кучи стебелек клевера и стал задумчиво его покусывать.
Да… ускользнула.  Пока. Он хотел Лору с той самой минуты, как увидел и получит ее.
в кабинете

Отрывок из романа «Любовь к Серому Ангелу» Страшная новость ч.2

В таких делах надежда — как соломинка для утопающего. Ринулись в агентство. Даниил — так звали детектива — встретил сначала настороженно. Но потом вспомнил Кольку и стал расспрашивать подробности. А подробностей-то и нет. Что дочь говорила? Так, отмахивалась. Видит Сергей Михайлович, что и последняя надежда ускользает.
Взял его за руку и говорит:
— Послушай, парень! Я знаю, это денег стоит. У меня много нет, но все отдам за дочь. Есть девяносто тысяч  на книжке, дача, иномарка — все продам, но рассчитаюсь, — отец смахнул набежавшую слезу, горло сжалось так, что было невозможно говорить, — мне не жить без нее. Забирай все,  только помоги.
Даниил встал и прошел по комнате к окну.
— Езжай  домой, дядя Сергей, и ложись спать, — он повернулся к нему лицом, — вернем тебе дочь. Ничего продавать не нужно, мы так разберемся, по-флотски.
Как-то стало легче после его слов. Хотя и не понимал Сергей Михайлович, как он сможет вырвать Светочку у этих мерзавцев. Где они ее держат? Что они,  уже  не сомневался.
Так  и вышло. Через четыре дня Даниил сам явился в квартиру Кунгуровых. С четырьмя рослыми мужиками. В каком-то полусне провел эти дни обезумевший отец. Душа рвалась растерзать этого подонка на клочья. Но Даниил приказал и на шаг к нему не приближаться, и вообще из дома не выходить. Не хватало еще, чтоб и его убили. Самое тяжелое было отвечать на звонки Катерины и врать, что все нормально. И придумывать, придумывать,  почему Света не может подойти к телефону.
— Поедете с нами, Сергей Михайлович, — с порога заявил Даниил, — лучше было бы не брать вас с собой, но Светлана  может нам не поверить. Откуда она знает,  спасители мы или очередные бандиты?
Всю дорогу Сергея Михайловича бил нервный озноб. Что там, с дочерью? Может, нет уже  живых? А дорога оказалась длинною. За городом пошли  какие-то пригородные дома. Остановились неподалеку, пробирались сугробами, стараясь не шуметь. Дом тот увидели  сразу же. Да и как не приметить его? Дым из трубы валит, шикарные машины во дворе. Сразу бросается в глаза при всеобщей тишине, которая царила в элитном поселке.
В соседнем дворе детективы стали готовиться к нападению. Скинули куртки, одели маски, так что одни глаза торчат, достали оружие. Сергею Михайловичу не предложили — Света должна была видеть его лицо. Да и не одел бы он — уж очень хотел открыто взглянуть в лицо этому Борису.
Переглянулись и пошли.
«Профессионалы», — отметил про себя Сергей Михайлович.
Действительно, парни Даниила производили сильное впечатление. Высокие, крепкие, в черных комбинезонах, в руках пистолеты с глушителями, они передвигались короткими перебежками, от укрытия к укрытию. Сергей Михайлович  сообразил, что главное сейчас  внезапность. Бандиты могли, что угодно сотворить с беззащитной девушкой, тем более в минуту опасности.
Общались  только жестами. И странно, но Сергею Михайловичу было все понятно. Даниил показал ему — «сиди здесь», «потом за мной», «туда в дверь», «а я в окно». Климу приказал жестом «блокировать дверь», Егору — «коли колеса крайней машины». Дверь скрипнула, и бывший боцман замер. Кажется, больше нет ни секунды на размышления — на крыльцо вышел какой-то парень. Осмотрелся невидящим взглядом, видно спросонья, плюнул, помочился с порога в снег. И повернулся, чтобы вернуться в дом.
Но тотчас же порывисто обернулся — все же заметил сгорбленную фигуру Егора у крайней машины. Клим вынырнул из-за угла, прежде чем мажор  успел открыть рот. Долговязый спецназовец махнул ногой, обутой в массивный сапог с рифленой подошвой, и мужик полетел в сугроб вместе с дверной ручкой, которая так и осталась у него в руке.
Сергей Михайлович проворно вытащил березовое полено из поленницы и со всего  размаху жахнул им по голове мерзавца. И сам оторопел — откуда в нем столько ненависти? Рука сама вложила в удар всю силу, которая была.
А широкая спина Клима уже скрылась в дверном проеме, за ним устремились и другие. Сергей Михайлович услышал звон бьющегося стекла — это Даниил, он уже внутри. Отбросил в сторону окровавленное полено и ринулся в темный проем. Хлопанье дверей, стоны, крики — кажется, здесь было человек шесть-семь. Но ребята с ними справились быстро. Сволокли  всех за ноги на кухню. Клим улыбнулся, увидел побледневшее лицо Сергея Михайловича:
— Да нет, — сказал он, приподняв край маски, — мы их легонько так,  рукояткой ствола по голове.
Сергей Михайлович растянул губы в улыбке.
— Сюда, батя! — послышался голос Даниила из угловой комнаты.
Здесь был сплошной бедлам. Клубы табачного дыма сизыми разводами скрывали страшное зрелище. Собачья будка в углу, цепь, прикованная к будке, и Света на цепи. Отец оторопел. Такого и представить себе не мог. Абсолютно голая девушка была избита на горькое яблоко. Все тело в синяках и ссадинах, подбородок и грудь в разводах крови, бровь рассечена, глаза заплыли сизыми гематомами.
— Доченька! — прохрипел отец.
Но Света, кажется, не узнавала его. Сидя у собачьей будки, поворачивала лицо то на Даниила, то на него. И непонятно было — видит она их или нет.
Сергей Михайлович с надеждой посмотрел на спасителя. Тот стоял в углу, одной рукой захватив сзади за горло хрипящего Бориса, а другой – засовывая за пояс пистолет.
— Опустили девчонку дальше некуда, — процедил  он сухо.
Сергей Михайлович склонился на колени перед дочерью и обнял ее голову обеими руками. Слышал, как сначала напряглось, а потом обмякло ее худенькое тело. И задрожало в конвульсиях.
— Что, скотина?! — услышал он голос Даниила, — над слабой женщиной мастак  измываться? Силу свою демонстрировал?
Детектив  оттолкнул насильника от себя.
— А ты с мужиком сразись, покажи, на что способен!
Борис вытер губы и осклабился:
— Ха! Придумал! С пистолетом каждый герой!
В его хищной улыбке мелькнуло что-то змеиное. В ней была такая безмерная ненависть, какую Сергей Михайлович не видел никогда в своей жизни.
«Что же это такое»? — только и успел подумать он.
Потом еще долго вспоминал тот взгляд, все думал — откуда в молодом человеке столько злобы?
Даниил кинул пистолет Егору.
Борис потер ладони и вдруг махнул рукой, чтобы ударить Даниила. Это был не обычный удар кулаком, а стремительный замах расслабленной кистью —  прием профессионала.  Даниил уклонился в сторону, его движение было пронизано кошачьей ловкостью. Будто в танце, он крутанулся на одной ноге, так что рука противника ударилась о его предплечье и ушла в сторону, а другой ногой  с размаху саданул мерзавцу в затылок.
Движение было настолько отточенным, а удар неожиданным и сильным, что Сергей Михайлович открыл рот от удивления. Пока Борис летел, растопырив руки, Даниил успел еще и дать ему хорошего пинка под зад, так, что тот ушел головой в шкаф, сломав на своем пути дверцу.
Детектив подошел к отцу с дочерью и, склонившись, приподнял  Свету за подбородок.
— Что, мучил тебя этот подонок? — спросил он, заглядывая ей в глаза.
 В ответ послышалось только бессвязное мычание или стон, да слезы потекли ему в ладонь.
— Не плачь, девочка, он сейчас за все ответит.
Словно грозовая туча, пронизанная жгучей жаждой возмездия, Даниил распрямился  над распростертой на полу девушкой и вытащил за ноги ее мучителя из шкафа.
— Сюда смотри, падла, — хрипел он от ненависти, — твоих рук дело?!
Его рука так стянула за волосы голову насильника, что его лицо расплылось в страшной гримасе. Борис пытался что-то сказать окровавленными губами, но безжалостный удар кулаком между лопаток поставил его на четвереньки.
Дрожа от негодования, Даниил расстегнул ошейник и, сорвав его с девушки, швырнул Борису.
— Одевай, мразь!
Мажор хотел что-то сказать, но глухой удар в грудь заставил его мигом  выполнить команду.
— Мужики! — рявкнул Даниил, толкая ногой собачью миску.
— Что, шеф?
— Боря пить хочет, наполните ему чашу.
Через минуту перед стоящим на карачках Борисом парила острым запахом мочи мятая собачья миска.
— Видишь, Света, — процедил Даниил, — никакой он не герой, а падаль. Вот сейчас он будет пить мочу, чтобы спасти свою шкуру, и чтобы вымолить у тебя прощения. Прощения ему, конечно, не будет. Но ты увидишь, что никакой он не мажор, а мерзкая падаль, гнилая жаба. И он будет пить нашу мочу, чтобы выпросить надежду и дальше ползать по земле.
Сергей Михайлович только теперь заметил, что искорки  мелькнули в потухших глазах дочери. Она открыла рот, чтобы что-то сказать, но из распухших  губ послышался только слабый хрип.
— Нет!— Борис упрямо мотнул головой.
— А ты пристрели, шеф, эту падаль, да и все, — посоветовал Клим, он наблюдал за сценой, подперев дверной косяк могучим плечом.
— Пожалуй, это будет правильно, зачем нам свидетели? — согласился Даниил и передернул затвор пистолета.
— Буду,  буду…  только не убивайте, — забормотал Борис.
— Предводитель мажоров, король всех баб, пей, гнида! Смотри, Света, запоминай, чтобы спасти  свою шкуру, этот сверхчеловек  готов  на любое унижение!
Сергей Михайлович умолк, в расслабленной руке давно остыла погасшая трубка, глаза его смотрели куда-то вдаль, на другой конец озера, где тьма уже укутала сосны и склоны гор.
— А дальше что? — наконец решилась прервать паузу Лора.
— Дальше? — отчужденно отозвался лесник, он настолько глубоко погрузился в невеселые воспоминания, что с трудом соображал, о чем спросила собеседница.
Дальше все наладилось. Свету увезли в Белоруссию, на лечение. Того, в сугробе, Сергей Михайлович, кажется, сделал инвалидом. По совету Даниила семья Кунгуровых из города уехала. Все продали и умотали на юг –  так и стал бывший боцман лесником.
— А со Светой что?
— Все наладилось, — улыбнулся Сергей Михайлович, — пошла по морской стезе.
— Как это?
— Вышла замуж за офицера-подводника. Теперь живет в Гремихе. Святой Нос слышала?
— Какой еще нос? — переспросила Лора.
— Это на севере, на Кольском, — пояснил лесник. — Заполярье. Двое парней — внуки! Каждое лето к деду  приезжают, всей семьей!
Лора вздохнула с облегчением.
«Как в романе», — растроганно подумала она, — «пришел герой и восстановил справедливость. Так бы и в жизни»!
— Так и было,  как в книжках! — как бы подхватил ее мысли старик, — так что Дану я по гробовую доску должен, и не только  не за дочь.
— А за что еще? — удивилась Лора.
— Он человеком меня сделал. Не стыжусь признаться, хоть он и в сыновья мне годится. Если бы не он, — так бы и остался плесенью подкильной, терпилой.  Ты живи и не думай, девонька. Люби себе, детишек рожай. Но про осторожность не забывай. Хотя это наше, мужицкое дело, баб защищать. Я виноват, что не доглядел. Но и время такое — звери притаились под обличием человеческим. С виду нормальный человек, да еще при должности, а оказывается  — гад ползучий, тварь бездушная, выродок окаянный.
— Так жить нельзя, — шепнула  Лора.
— А, не бери в голову, Данька  настоящий мужик, в обиду не даст. Только вот пока не понимает, как я вижу, какое счастье к нему привалило.
Лесник повернулся к Лоре и внимательно посмотрел ей в глаза.
— Ты немного хитрее будь, милая. Есть у вас всякие бабьи штучки. Покажи ему, что он может тебя потерять, пусть ощутит,  каково оно, одному. Он, конечно, привык бобылем, да и профессия у него не располагает к семейной жизни. Но вы ж на это не смотрите, у вас другие планы и задачи. Крути его, Данька стоит усилий, стержень в нем есть. А значит, если переменится к тебе, оценит,  то навсегда,  он не предатель, это я точно скажу.
— А почему вы решили, что я за него замуж хочу? — левая бровь Лоры  высокомерно поехала вверх.
— Так это ж на тебе громадными буквами написано! Ты не обижайся, девочка. Любовь — чувство светлое, его скрывать и стесняться не надо. Но ты должна показать, что гордость и женское достоинство в тебе главнее. Что ты сможешь и через любовь свою перешагнуть. Вот тогда он в тебе увидит не любовницу, а человека. Тогда и будет у вас настоящая любовь, которая еще и дружба. И будет вам счастье.
Лора не знала, что и сказать. Ночь в горах наступает стремительно,  и она уже не могла видеть лица своего собеседника. Лишь огонек его трубки вспыхивал и гас в темноте где-то  рядом. Девушка впала в какое-то оцепенение.  Она чувствовала, что этот чужой человек сказал ей сокровенную правду, ту, которую она знала и без него. Знала, но не могла сформулировать, не могла четко выразить словами. А сейчас эти слова дали ей силу, уверенность в будущем, открыли путь к счастью.
— Спасибо вам, — прошептала она.
— За что? — удивился лесник.
— За доброту вашу