Александра Лоренц (alexandrafl) wrote,
Александра Лоренц
alexandrafl

Мифы официальной истории.3.

Продолжение, начало здесь http://alexandrafl.livejournal.com/364202.html

4) КОЛЬМАР (ЭЛЬЗАС, ФРАНЦИЯ).
Запомнилось мне и недавнее посещение кафедрального собора в Кольмаре. Как и весь Эльзас, этот городок был предметом постоянного спора между Францией и Германией и часто переходил из рук в руки. С окончания Первой мировой войны — это Франция, хотя следы немецкого влияния ощущаются до сих пор. По сведениям из туристского путеводителя, в кафедральном соборе три уровня. Начинается вроде бы с VI–VIII веков, и далее — до его реконструкции, где-то уже в XV–XVI веках. Видимо, XV–XVI века и есть реальная дата его построения. Ищу, как всегда, старые надписи или даты. Никаких дат вроде нет, а есть только рассказ гида о том, как и когда построен собор. Эта форма — самая древняя, эта форма — средняя, а это — новейшая форма. Вот так собор менялся, здесь достроили стены…

И вдруг я вижу надпись и мгновенно понимаю, что она и есть единственный старинный артефакт в этом соборе, заслуживающий самого пристального внимания. Надпись плохо видна, но тем не менее понятно, что сделана она на трех языках. Первый, разумеется, — латинский, а вот использование двух других языков вызвало у меня изумление, потому что это были греческий и иврит. Греческий и иврит в католическом соборе?! Даже если в то время город находился под контролем гугенотов, сути дела это принципиально не меняет. Кальвинисты также, не жалея сил, боролись с православной «ересью» и «жидами».

[Spoiler (click to open)]

Мои назойливые расспросы подвигли городского архивариуса заняться таинственной надписью. Итогом его изысканий стала статья в местной газете, которая рассказала о страшной эпидемии холеры в 1541 году, выкосившей чуть ли не половину населения Кольмара. Надпись в главной церкви должна была напоминать о страшной трагедии, постигшей город. Что касается греческого и иврита, то, по мнению автора статьи, использование этих «нетрадиционных» языков считалось в те времена признаком хорошего тона и особой образованности в среде интеллектуалов и гуманистов. Поразительная терпимость для Европы середины XVI века, находящейся, по официальной хронологии, на пороге кровавых религиозных войн!

Небезынтересно, что пространные рассуждения на страницах газеты обошлись без дословного перевода рассматриваемой надписи на современный французский! Кроме того, в статье проигнорирована еще одна примечательная нестыковка. Полагаю, что надпись такого значения, выбитая на стене кафедрального собора, должна была быть понятна простым горожанам. Тогда позволительно спросить: на каком из перечисленных языков могло понять в то время этот текст местное франко-германское население?! Вы не ошиблись, предположив, что многие из поставленных мной вопросов уже попадали в поле зрения историков и философов. Однако все подобные обсуждения сводились в конечном счете к попыткам объяснить, иногда весьма неуклюже, сомнительные моменты и нестыковки в традиционных исторических версиях.

Так, выдающийся немецкий философ XX века Освальд Шпенглер в своем знаменитом труде «Закат Европы» посвятил целую главу «О смысле чисел» доказательствам того, что древние математики были в состоянии решать поставленные сложнейшие проблемы при отсутствии соответствующей цифровой символики. Десятки страниц громоздких рассуждений посвящены выведению особой сущности античной математики, являвшейся, по утверждению Шпенглера, высшей формой гармонии господствующего мироощущения той эпохи. Вырванная из породившей ее системы координат математика Древнего Египта или Древней Греции неизбежно теряют осмысленность, и поэтому понимание одних и тех же истин приходило к современным ученым и их далеким предшественникам принципиально различными способами. Цитирую: «Будь математика просто наукой, как астрономия или минералогия (! — Г.К.), ее предмет поддавался бы определению…

Как бы насильственно ни прилагали мы, западноевропейцы, наше научное понятие числа к тому, что занимало математиков в Афинах и Багдаде, остается несомненным, что тема, цель и метод одноименной науки там были совершенно иными» или «Они (Евдокс, Апполоний, Архимед. — Г.К.) пользуются глубоко продуманными и труднодоступными для нас методами интегрального исчисления (! — Г.К.), имеющими лишь мнимое сходство с методом определенного интеграла Лейбница…» И далее в том же духе. В особо трудных местах Шпенглер апеллировал к сакральному и мистическому смыслу, придаваемому числам в древности, уводя тем самым проблему в иррациональную сферу восприятия. Понятно, что подобная метафизическая алхимия лишает вопрос о том, в какой системе расчетов решались теоретические и прикладные задачи древней науки, всякого смысла. Верить или не верить в возможность построения величественных памятников «древности» из «общих соображений», без проведения многократно выверенных математических вычислений, зависит, на мой взгляд, от способности преодолевать укоренившиеся предрассудки.

Очень важно отметить, что глобальная историко-философская концепция Шпенглера, изложенная в «Закате Европы», претендует на выявление скрытого механизма развития человеческого общества. На базе имеющегося у него фактического материала немецкий философ вывел цикличность возникновения и распада разных, не связанных между собой цивилизаций. Накопление определенного духовного, научного и политического потенциала, доказывал Шпенглер, неизбежно приводят любую цивилизацию к стагнации, а затем и гибели.

В соответствии с жестким параллелизмом его концепции Европа, вступившая в полосу постоянных катаклизмов (книга вышла в свет в 1918 году), обречена в ближайшем будущем повторить печальную участь всех «древних Атлантид». Мрачные предсказания в отношении перспектив европейской цивилизации, бывшие неотъемлемой частью духовных исканий западной интеллектуальной элиты, воплощались в блистательных литературных и поэтических образах. Не миновала и нас чаща сия: «Не так ли ты, о европейский мир, Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле клонишься бесславной головою…» (М.Ю. Лермонтов «Умирающий гладиатор»). Но Шпенглер первым облек свои пессимистические прогнозы в строго научную форму. По всем сравнительным критериям, педантично подобранным из «прошлого опыта человечества», Европа по окончанию Первой мировой войны подошла к границе развития, за которой чернела пустота распада.

Сегодня мы знаем, что Шпенглер грубо ошибся — европейская цивилизация (к коей, безусловно, относятся и США) сумела пережить кошмары двух истребительных войн, череду экономических кризисов, массовые социальные беспорядки и в конечном итоге закрепила свою роль основного двигателя общечеловеческого прогресса. Вполне правомерно предположить, что весь аналитический метод, предложенный Шпенглером, оказался в корне порочным. Излишне упрощенные научные схемы зачастую не выдерживают столкновения с окружающей действительностью. По иронии судьбы, в потенциальном споре этот вывод относительно шпенглеровской концепции, скорее всего, будет активно поддержан теми, кто воспитывался, а впоследствии и сам учил, опираясь на догмы марксистского исторического материализма. Но с не меньшим основанием можно утверждать, что блестящий ум пришел к неверным выводам в результате бесплодных блужданий в лабиринтах фиктивного исторического материала.

Впрочем, привычные для нас исторические шаблоны и стереотипы можно сохранить, изменив всего-навсего угол обзора. Во многих направлениях идеалистической философии реальность происходящих или произошедших событий проверяется только через мироощущение каждого конкретного индивидуума. При таком раскладе точка зрения абсолютного большинства является самодостаточным доказательством правильности общепринятой хронологии. Юм и Шопенгауэр вообще сочли бы иной подход лишенным всякого смысла.

Хотя при этом придется считаться с тем, что большинство людей предпочитает знакомиться с прошлым в кинотеатрах или у телевизионного экрана. Для них реальностью становятся голливудские версии знаменательных исторических событий. Братья Гракхи были современниками Красса и Помпея, а король Артур располагал огромной армией закованных в броню рыцарей — тысячекратно повторенные на бесчисленных кино — и видеопросмотрах, эти «исторические факты» неизбежно становятся неотъемлемой частью общественного сознания. Тема, неважно освещенная в научной фантастике, — преломление и изменение прошлого под воздействием массовых галлюцинаций толпы.

На каком основании люди сегодня убивают друг друга в этнических конфликтах? Почему убивают друг друга на Балканах? В основе, скорее всего, мифическая битва, которая состоялась 600 лет назад. Мифы сегодня убивают людей, потому миф, в который верят люди, несет колоссальную разрушительную силу.

Вопрос, который мне задают чаще всего: «Неужели действительно кто-то сознательно фальсифицировал историю, положил начало этой грандиозной мистификации?» Что тут сказать? Человека всегда настораживает, когда появляются идеи о масштабной фальсификации. Действительно, в голове не укладывается, как можно сфальсифицировать столько источников? И для чего это надо было делать?

Наша версия звучит таким образом. Мы считаем, что человеческая история гораздо короче. Ее реальное начало сейчас датировать трудно, оно может служить временным ориентиром, которым, с нашей точки зрения, является рождение и распятие Христа, потому что оно четко соотносится с крупнейшим астрономическим событием — образованием Крабовидной туманности в результате вспышки сверхновой звезды в 1054 году в созвездии Тельца. То была Вифлеемская звезда, которая взошла на востоке. Это почти наверняка правильная дата — рождение Христа, а жизнь его проходит в городе, который имел много названий: Троя, Иерусалим, Константинополь. То есть сегодняшний Стамбул, первая столица империи. Город, действительно находящийся на перекрестке многих торговых путей. Почти на всех средневековых картах Иерусалим расположен на стыке трех континентов. Какой город находится на стыке трех континентов, если посмотреть на современную карту?

Библейский ландшафт очень четко соответствует сегодняшнему городу, который мы знаем как Стамбул.

Чаще всего меня спрашивают, как физически возможно подделать огромное количество древних документов, разных и по содержанию и по написанию, это огромный объем работы. На самом деле он гораздо меньше, чем кажется. Но эта работа заняла не один и не два года. Примерно с конца XVI до конца XVIII века. Этот процесс шел очень активно. В России он завершился в начале XIX века с выходом труда Карамзина после «восстания Пугачева». Эта и многие другие темы XVIII века в русской истории показывают, что в школах преподают совершеннейшую глупость, которая полностью отличается от той реальной истории, которая происходила в XVIII веке. Можно, конечно, игнорировать Британскую энциклопедию, в то время как источников XVII–XVIII веков, дающих нам правдивую информацию, на основании которой можно составить подлинную картину, очень и очень мало. За 200 лет можно написать все, что угодно.

Выдержки из книги: ИГОРЬ ДАВИДЕНКО, ЯРОСЛАВ КЕСЛЕР

"МИФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ"

Tags: фальсификация истории
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments