Александра Лоренц (alexandrafl) wrote,
Александра Лоренц
alexandrafl

Categories:

Языки Фаты. 5. Пролив.

Продолжение. Начало здесь http://alexandrafl.livejournal.com/352890.html
Часть 2. Долгота  здесь http://alexandrafl.livejournal.com/354753.html
Часть 3. Ветры  здесь http://alexandrafl.livejournal.com/356567.html#t7175639
Часть 4. Длинные ночи здесь  http://alexandrafl.livejournal.com/357298.html




Прохождение пролива экспедицией Магеллана – это отдельная занимательная песня. Поэтому приведу отрывок из Пигафетта полностью:
Подойдя к 52° той же широты, мы открыли в день Одиннадцати тысяч дев пролив, мыс на котором был назван мысом Одиннадцати Тысяч Дев в память столь великого чуда. В длину этот пролив простирается на 10 лиг, или 40 миль, а в ширину – на пол-лиги, в одном месте он уже, в другом шире. Он ведет к другому морю, получившему название Тихого моря, и окружен со всех сторон очень высокими горами, покрытыми снегом. Мы не могли нащупать дно и вынуждены были ошвартоваться у берега, на расстоянии 25–30 морских брасов. Без капитан-генерала нам бы ни за что не обнаружить этот пролив, так как нам говорили, что он закрыт со всех сторон. Но капитан-генерал, который знал, куда следует направиться, чтобы найти скрытый от глаз пролив, так как он видел его на карте в сокровищнице короля Португалии, нарисованной таким превосходным мужем, как Мартин Бегайм[40], отрядил два корабля, «Сан-Антонио» и «Консепсьон», для исследования того, что именно находится внутри бухты Байя[41] (Бухта Ломас). Мы же на других кораблях, флагманском «Тринидад» и «Виктория», оставались внутри бухты, ожидая их возвращения.
[Spoiler (click to open)]
В эту ночь на нас налетела буря, продолжавшаяся до полудня следующего дня. Она вынудила нас поднять якоря, и нас кидало в бухте из стороны в сторону. Те же два корабля не в состоянии были из-за встречного ветра обогнуть мыс, образуемый бухтой почти у выхода из нее, и с минуты на минуту ожидали гибели. Но как раз тогда, когда они подошли к краю бухты, ожидая неминуемой гибели, они заметили какой-то проход, который оказался не проходом даже, а резким поворотом.
В отчаянии они устремились туда, и так вот случайно они и открыли пролив. Убедившись в том, что это не резкий поворот, а пролив, граничащий с сушей, они проследовали дальше и обнаружили бухту. Направляясь еще дальше, они открыли еще один пролив и еще одну бухту, еще более широкие, чем предыдущие. (не более широкая!)  С радостным чувством поспешили они известить об этом капитан-генерала. Мы же решили, что они потерпели крушение, во-первых, из-за жестокого шторма, а во-вторых, потому, что прошло уже два дня, а они еще не вернулись, а также потому, что были замечены дымовые сигналы, сделанные двумя посланными с наших кораблей на берег, чтобы подать нам весть. В таком состоянии мы и увидели эти два корабля, подходившие к нам на всех парусах с развевающимися по ветру флагами. Подойдя к нам ближе в таком виде, они тут же стали стрелять из орудий и шумно приветствовали нас. Тогда все мы возблагодарили Бога и Деву Марию и направились на дальнейшие поиски.
Иллюстрация из книги Путешествие Магеллана, Антонио Пигафетта.



Вступив в этот пролив, мы нашли два выхода из него: один – на юго-восток, другой – на юго-запад. Капитан-генерал отправил корабль «Сан-Антонио» вместе с кораблем «Консепсьон» удостовериться, имеется ли выход на юго-востоке в Тихое море. Корабль «Сан-Антонио» отказался ждать «Консепсьон», намереваясь бежать и вернуться в Испанию, каковое намерение он и осуществил.
Мы отправились в поиски другого выхода к юго-западу. Направляясь все время по этому проливу, мы подошли к реке Сардин, названной так потому, что там было очень много сардин. Мы пробыли здесь четыре дня в ожидании прихода двух остальных кораблей. За это время мы отрядили хорошо снаряженную лодку для исследования мыса другого моря. Посланные вернулись через три дня с известием, что они видели мыс и открытое море. Капитан-генерал прослезился от радости и назвал этот мыс Желанным[43] (Мыс Пилар), так как мы долгое время его желали. Затем мы возвратились, чтобы соединиться с двумя другими кораблями, но нашли только «Консепсьон».

На наш вопрос, где же второй корабль, Жуан Серран[44], капитан и кормчий первого, так же как и корабля, потерпевшего крушение, ответил, что он не знает и что после вступления в проход он более его не видел. Мы произвели розыски на всем протяжении пролива вплоть до самого выхода, через который он бежал, а капитан-генерал отправил корабль «Виктория» обратно к входу в пролив, чтобы удостовериться, там ли этот корабль. Было дано распоряжение, в случае ненахождения корабля, водрузить на вершине невысокого холма флаг и зарыть под ним письмо в глиняном горшке с таким расчетом, чтобы, когда станет виден флаг и найдено будет письмо, корабль мог узнать курс, по которому мы направились. Таков был согласованный между нами способ на случай, если бы отдельные корабли сбились с пути.
Иллюстрация из книги Путешествие Магеллана, Антонио Пигафетта.


С такого рода письмами были водружены два флага: один – на небольшом возвышении в первой бухте, другой – на островке в третьей бухте[45], где находилось множество морских волков и больших птиц. Капитан-генерал поджидал этот корабль вместе с другим своим кораблем у островка Ислео[46] и поставил крест на островке у реки, протекающей между высокими горами, покрытыми снегом, и впадающей в море вблизи реки Сардин. Не открой мы этого пролива, капитан-генерал непременно дошел бы до 75° широты в направлении к Южному полюсу.
На этой широте в летнее время ночи нет, а если ночь и бывает, то короткая; столь же короток и день в зимнее время. Чтобы Ваше сиятельство мог этому поверить, скажу, что, когда мы находились в этом проливе, ночь продолжалась не более трех часов, а были мы там в октябре месяце.
(Опять короткая ночь на низкой широте – мой комм.)
По левую сторону от пролива земля тянулась в юго-восточном направлении и представляла собою низменность.
Пролив этот мы назвали Патагонским проливом. Через каждые пол-лиги мы находили надежнейшие гавани, воду, превосходные деревья, но не кедр, рыбу, сардины и миссиолиони, сельдерей[47], сладкую траву (хотя там имеются и более горькие виды), растущую около источников. Мы питались этой травой много дней подряд за неимением другой пищи.
Думаю, что нет на свете пролива более прекрасного и удобного, чем этот.



В среду 28 ноября 1520 г. мы выбрались из этого пролива и погрузились в просторы Тихого моря.


Вы видели, как изобразил Пигафетта открытый пролив в своем описании, а вот как он выглядит на самом деле:


Особенно мне понравилась фраза о самом лучшем проливе и вот эта:
В таком состоянии мы и увидели эти два корабля, подходившие к нам на всех парусах с развевающимися по ветру флагами.
Дело в том, что морские парусные суда приспособлены таким образом, чтобы ходить галсами. Это необходимо, чтобы иметь возможность двигаться не только прямо по ветру, но и под острыми углами к нему. Для этого у парусников есть глубокий киль – он удерживает судно на курсе при движении почти против ветра.

Вы, наверное, заметили: речные парусники имеют совсем другое парусное вооружение, они могут использовать ветер весьма ограниченно, и только попутный. Морские парусники в узкостях плавать не могут! У них большая площадь парусов и большая осадка из-за киля. Они не могут в проливах ходить галсами – там просто нет для этого места, и их быстро выбросит на берег. А весел на каравеллах вообще не было, как и мест для гребцов.

Скорость течений в проливе достигает 25 км/ч. Для сравнения скажу, что на веслах на яле можно развить скорость даже в рывке не более 2-3 км/ч, т.е. течение вынесет вас туда, куда захочет – на берег, на скалы, в противоположную сторону. Кроме того, в проливе множество фьордов, тупиковых ходов, озер, подводных и надводных скал. Там можно 100 лет плавать в поисках правильного пути!
Корабль Магеллана, реконструкция. Фото с сайта http://www.keyword-suggestions.com/bWFnZWxsYW4gc2hpcCB0cmluaWRhZA/


В заключение приведу цитату из Военной энциклопедии Сытина 1911 г.
Несмотря на значит. сокращение пути, только паров. суда пользуются проливом в обоих напр-ниях, т. к. господствующие зап. ветра и течения очень затрудняют движение парус. судов из Атлант. океана в Тихий.

Т.е. я не знаю:
или Пигафетт был безнадежным дилетантом, который вообще в экспедиции не участвовал, а кропал свои фейки в мадридском полуподвале
или Магеллан ходил не тем проливом…

Продолжение следует.
Tags: Эпоха географических открытий, Южная Америка, астрокатастрофа, катастрофа
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments