Александра Лоренц (alexandrafl) wrote,
Александра Лоренц
alexandrafl

Отрывок из романа «Любовь к Серому Ангелу» Сладкие поцелуи ч.1

Даниил пристроил  зеркальце на выступе сруба, засунув его в широкую щель над рукомойником, и уже намылил подбородок, как его отвлек гул подъезжающей машины.
— Привет! — бодро окликнули его.
Он выглянул из-за угла. Хлопнула дверца, и над крышей синего «Опеля» нарисовалось добродушное лицо Федора. Он увидел, что старший «брат» не разделяет его радости от встречи, но все же вяло улыбнулся, если под обильной пеной можно было что-то разобрать.
— А сестра дома?
— Кто? — удивился Даниил, но тут же поняв, как его представили, процедил. — Да, по-моему.
И тут же пожалел о сказанном, ибо гость достал из-за спины букет красных роз.
— А что, разве у нее день рождения? —  с холодной усмешкой осведомился  Дан.
— Нет, не знаю, — стушевался Федор. — А что, нельзя и без дня рождения подарить девушке цветы?
— Вообще-то можно, — «брат» вытер недобритое лицо полотенцем и потер подбородок.
— А,  кстати, когда у нее день рождения?
— Э–э, — промычал Даниил, этот допрос уже начинал действовать ему на нервы, — кажется, весной.  Он уже давно прошел.
— Вы не могли бы ее позвать? — Федор продолжал приветливо улыбаться, упорно не замечая недружелюбного обращения.
Даниил хмыкнул и, перекинув полотенце через плечо, сердито  хлопнул дверью.
Лора сидела у стола, на котором стоял включенный ноутбук.    «Грезит, наверное…  скорее всего, читает  дурацкий  женский роман».
Даниил часто замечал это ее свойство — улетать в мыслях далеко-далеко, забывая об окружающем мире. Он и сам бы поступал так же, но с юности  воспитал в себе привычку быть всегда начеку, и значит, не мечтать. Мечтать вообще вредно, неприятно потом возвращаться в реальность.
— К тебе приехал  деревенский ухажер.
Лора  даже съежилась от презрительной  фразы, брошенной ей в спину.
— Кто? — она повернула к Даниилу удивленное лицо.  — Федор, что-ли? Деревенский? Так он  программист  из Харькова.
— Не расслышал…  вроде Федот, или, как там его… Федос…— мужчина так сжал губы, что стало нетрудно догадаться о его отношении к гостю.
Лора вскочила и, отодвинув занавеску, глянула в окно:
— Ой! Он даже с цветами!
— И что ты собираешься с ним делать? — Даниил оглянулся на дверь, будто опасался, что гость вот-вот ввалится в комнату.
— Для начала получу розы, — Лора кокетливо поправила светлые локоны у замутившегося старинного зеркала.
Даниил сжал кулаки так, что хрустнули костяшки пальцев. Однако ничего не сказал, только переступил с ноги на ногу, заставив нещадно скрипнуть половицы.
— Так… зачем же он приехал? — наконец произнес он.
— Наверное, чтобы подарить мне цветы… — предположила Лора, по ее лицу пробежал нежный румянец, выдавая хорошее настроение.
— Наверное, — перекривил ее Даниил.
Его лицо  ожесточило недоброе  выражение, из сузившихся глаз повеяло холодком.  Лора была не уверена в том, улыбались ли эти глаза вообще когда-нибудь. Его взгляд всегда был внимательным, изучающим, словно Даниил чего-то ждал. Его голубые глаза напоминали лед не только цветом: они были острыми, холодными  и отстраненными.  Не раз, и не два ее подмывало  спросить, что видели на своем веку эти студеные глаза?
— А ты что, хочешь стать деревенской шлюхой?
Мурашки побежали по ее телу. Он словно раздевал ее своим взглядом.
— А тебе что за дело? — вспыхнула Лора, — я свободная женщина!
— Пожалуй, я все-таки его отправлю, — мужчина двинулся к двери, походкой  напоминая большую злобную рысь.
— Не вздумай устраивать драку! — испугалась  Лора. — Сам подумай, а если увидят соседи? Ты ведь не хочешь навести на нас милицию?
— Он, похоже, вознамерился предложить  тебе съездить  в город.  Я вижу, он явно вырядился для ресторана.
— И очень хорошо, я совсем затухла в этой деревне!
— Я сам свожу тебя в ресторан, если ты так скучаешь, — его глаза вновь сверкнули гневом.
Лора остановилась на полпути к выходу.
— А что тебя это так волнует? — она почувствовала, что ревность Даниила ей даже нравится.  — Ладно, съездим  с ним  на природу.
— На природу?! — Даниил упер руки в бока, и, казалось, стал даже выше ростом.  Она впервые видела его без вечного ледяного самоконтроля. Его движения больше не были тщательно выверены. Он стоял, широко расставив ноги, и излучал чисто мужскую агрессивность, дерзкую и неудержимую.
— Хорошо, я пошутила, — струхнула  Лора, внутреннее женское чутье подсказывало ей, что бывают моменты, когда нужно уступить, — пойду хоть цветы возьму! — бросила она уже через плечо, открывая дверь.
Красавцу Даниилу  никогда не отказывали приглянувшиеся ему женщины, и что такое ревность, он не имел представления, поэтому и злился, что действия Лоры  заставляют его переживать это неприятное чувство. Ему казалось, что он слышит ее счастливый смех, и это тоже раздражало.
«Слишком долго она с ним болтает»! — он резко вскочил с кровати, как рассвирепевший зверь, и распахнул оконную створку.  
Наблюдая за беседующей парочкой, Даниил вынужден был признать, что выглядит Лора прекрасно. Одетая в белое платьице, она ласкала мужской взор стройной фигуркой и сверкающими глазами. Вырез платья на ее груди явно притягивал внимание Федора, его взгляд  буквально «тонул» в нем.
«Он уже мысленно   содрал с нее эту тряпку»! —  сощурился Даниил, разглядывая лицо  Лоры, обращенное к побагровевшему  от волнения  Федору.   Розы давно перекочевали  в ее руки. Наблюдая, как его спутница  умело кокетничает с обеспамятевшим  деревенским дурнем, весьма выразительно демонстрируя свою доступность,  Даниил скрипнул зубами,  вспомнив о своей неудаче на озере. Опытная  вертихвостка! Ловко дурит мужиков! Он покрутил  головой, отгоняя мрачные мысли.  Но до чего хороша, красивая девчонка! Перед глазами предстали ее  губы, полные и нежные, как розовые лепестки, за которыми скрывались белые зубки и нежный язычок. Даниил  потряс головой, прогоняя наваждение.  Он захотел  эту девушку, как только  увидел ее,  и неудовлетворенное  желание вконец  извело его.
И снова взгляд деревенщины скользнул по ее телу, на этот раз гораздо медленнее, задержавшись на высокой груди, и беззастенчиво остановился чуть ниже живота.
— Черт его побери! — выдохнул Даниил – он  и сам был удивлен дикой вспышке ревности. 
Жаркое, жестокое, примитивное чувство, уходящее корнями вглубь древнего собственнического начала, обожгло его, как удар  кнута. Даниил  вдруг понял: он не желает, чтобы другой мужчина  смотрел таким взглядом на Лору. Мысли о том, что кто-то другой может спать с ней, дотрагиваться до нее, безумно бесили  его. В один короткий ослепляющий миг он  уяснил, что эта красивая девушка должна принадлежать ему. Последняя мысль явилась неожиданной для самого Даниила. Просто за секунду до того, как она промелькнула в его голове, обнаженная Лора  предстала перед его мысленным взором во всей красе. Воображение тут же нарисовало соблазнительную картинку: на ней ничего нет,  кроме черных чулок и туфель на высоком каблуке, светлое облако длинных кудряшек рассыпалось на упругой  груди.
Ему хотелось  бросить ее на кровать и не выпускать до тех пор, пока они оба будут не в состоянии двигаться. Интересно, как она себя ведет во время секса? Выгибает спину, стонет от удовольствия? Даниил замер, неожиданно ощутив горячий  спазм между бедер.
Когда Лора  проходила мимо сарая, из входной двери  высунулась мускулистая рука, схватила ее за локоть и утащила со двора во тьму.
Это Даниил! От него не жди ничего, кроме беды! Сейчас она ему покажет! Согнув колено, Лора пнула наглеца в живот. Прежде чем она успела еще что-то предпринять, он схватил ее и, приподняв, крепко прижал к себе.
— Маленькая стерва, — услышала она низкий, и вместе с тем изумленный голос Даниила. — Если ты и в постели такая резвая кобылка, я не против испытать на себе твой гнев. Так, ради забавы.
Потрясение от его пошлых намеков, и все та же неутоленная ярость! Она размахнулась, чтобы ударить его, но он перехватил ее запястье и с силой сжал. Лора, брыкаясь и изворачиваясь, начала вырываться, пытаясь поднять другую руку.
— Ой, больно! У меня будут синяки!
Он только фыркнул, проигнорировав это требование.
Тяжело дыша, Лора изо всех сил уперлась кулачками ему в грудь и вырвалась из бесцеремонных объятий.
— Зачем  нужно было меня так хватать и тащить в сарай?
— Я не упускал тебя из виду с той минуты, когда ты ушла… мне кажется, что лучшего местечка, где бы мы с тобой могли спокойно побеседовать, не найти. А ты не заметила, как я вошел в сарай? Чересчур увлеклась этим деревенским ухажером?
— Не твое дело! — огрызнулась Лора.
— Можно пойти ко мне в комнату. Или к тебе, если не хочешь общаться здесь. Хозяйка ушла к соседям.
— Нет. Никуда я не пойду.  Особенно в твою комнату.
— Я не говорил тебе, малышка, что ты очень красива? —  улыбнулся он, глядя на нее своими льдистыми глазами, и слегка подтолкнул ее.
Потеряв равновесие, она рухнула ему на руки, и Даниил впился в ее губы жадным, бешеным поцелуем. Он целовался так, как никто другой. Было в нем что-то, какая-то дикость, почти варварская грубость, что-то, чего Лора  не могла бы объяснить словами.
Она стала отчаянно вырываться, но безрезультатно.
— Не нужно бояться меня, — шептал он, покрывая ее лицо бешеными поцелуями
Даниил не узнавал себя, он не мог припомнить, чтобы так неистово желал женщину!  Страстно, нестерпимо, сию минуту! Он почувствовал, что у него наступила сильная эрекция. Прижавшись к ней, он с наслаждением вдыхал ее нежный запах. Ему всегда нравилось, как пахнет от женщины, но аромат Лоры  был особый. Он возбуждал настолько сильно, что Даниил уже был не в состоянии думать ни о чем другом.
Ее губы действительно оказались слаще райского нектара, в этом надежды Даниила оправдались. Пронзительное блаженство, подобное тому, когда пьешь и никак не можешь напиться, заполнило его.
А  Лора уже  млела в его объятьях.  Она  не сопротивлялась его поцелуям, о нет,  и не просто принимала их, а отвечала с равноценной страстью. Ему захотелось большего, захотелось сразу всего. Даниил  прижал ее спиной к стене сарая и с силой рванул пряжку ремня. Ощущение от соприкосновения с ее телом было настолько острым, что он не сдержал хриплого стона и, подхватив ее на руки, быстро отнес на груду сена, где было предусмотрительно разостлано покрывало.
Этого нельзя было допускать, снова и снова повторяла про себя Лора. Но ничего не помогало. Уж слишком нравился ей вкус жарких поцелуев, откровенная мужская властность того, кто их дарил. Она  злилась на себя, чувствуя, как предательское тело настойчиво и требовательно нашептывает ей: почему бы просто не подчиниться своим  желаниям, и черт с ними, с последствиями?
— Я так тебя хочу, — бормотал он сиплым шепотом, навалившись на нее сверху и раздвинув коленом ноги. Его рот накрыл ее губы, раздавливая, поглощая, ища входа. Он целовал ее в губы, расстегивая платье. Она жарко  отвечала на его поцелуи. Тонкие пальчики  запутались в его волосах, ногти слегка царапали кожу. Ноги бесстыдно обвивались вокруг его талии. Лора прижималась к нему, целовала его страстно, неистово, безоглядно, как не целовала его  еще ни одна женщина.
С подобной точки взаимоотношений возврата уже нет. Нужно или остановить его, или окончательно сдаться. Лора понимала это и догадывалась, что он тоже все прекрасно осознает. Ему  оставалось   лишь взять ее. И вдруг…
Вздрогнув, он  поднял голову. Некий звук  пробился в его сознание сквозь нежную дымку и отвлек на себя внимание.  Помощь пришла нежданно-негаданно. Где-то далеко-далеко заскрежетали  несмазанные петли.
Да нет, это здесь… кто-то вошел в  сарай! Это же вернулась  София Святославовна… она точно колдунья!  Почувствовала, что ее квартирантка  нуждается в ее поддержке!
Вся напружинившись, Лора стала отталкивать его от себя. Она вырвалась из его рук и чуть не упала — ноги отказывались повиноваться.  Одернула задранное платье и  пулей вылетела во двор.
Даниил застегнул джинсы буквально за несколько секунд.  Тихо выругался и опрокинулся на душистое сено, затем вытащил из кучи стебелек клевера и стал задумчиво его покусывать.
Да… ускользнула.  Пока. Он хотел Лору с той самой минуты, как увидел и получит ее.
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments