Александра Лоренц (alexandrafl) wrote,
Александра Лоренц
alexandrafl

Отрывок из романа «Любовь к Серому Ангелу» Страшная новость ч.1

Прошло два дня
— Давайте телевизор посмотрим, может, боевик какой-нибудь покажут  после новостей, — предложил Денис после ужина.
— Давненько я его не включал.
— А что, разве  вы телевизор не смотрите? — удивился Денис.
— Почти никогда, последний раз включал два года назад.
— Ну и дела! — присвистнул юноша, — чудеса!
— Я предпочитаю Интернет.
— Тут разве есть Интернет?!
— Он теперь везде есть, — сообщил дед, — через мобильник! Безлимитный.
Тем временем экран вспыхнул, и диктор энергично-жизнерадостным  голосом начал рассказывать новости, в основном  плохие. Землетрясение,  автобус с туристами упал с обрыва, забастовки, война в Ираке... Лора почти не прислушивалась, кадры с экрана проплывали мимо ее затуманенного взора, не оставляя и следа. Вдруг что-то знакомое мелькнуло в телевизоре, и она прислушалась.
Показывали дом Аркадия Сидоровича. Оператор быстро провел камерой по прикрытым окровавленными простынями трупам, разоренному особняку.
— Что это?! — вскрикнула Лора.
…следователи предполагают, что оно связано с предпринимательской деятельностью убитого, так как все вещи остались на месте, ограбления не произошло. Идет  следствие…— доносилось из телевизора, — работники уголовного розыска от комментариев воздерживаются.  Из неофициальных источников стало известно, что в нападении участвовало несколько человек. Личности преступников установить не удалось. В результате нападения были убиты владелец дома Карнаухов Аркадий Сидорович, его старший сын Артем и  три  охранника. Кроме того, — на экране появилось равнодушное лицо диктора, — у  полиции есть  основания связать это преступление с рядом других убийств, совершенных в тот же день в других районах города. Были убиты еще четыре человека: компаньон Карнаухова предприниматель  Абдулов Ренат Муслимович, его ближайший друг и сотрудник по бизнесу Деревянкин Игорь Михайлович, владелец лесоторговой фирмы «Русский лес» Никаноров Игорь Федорович, а также неустановленное лицо – по-видимому, убийство этого человека также связано с коммерческой деятельностью Карнаухова.
Замелькали другие кадры, и Лора отодвинулась  от экрана.
— Что же это такое? — пробормотала она и посмотрела на лесника.
Старик взглянул на нее необычайно жестким взглядом, и Лора почувствовала, что он знает намного больше, чем было сказано. Но он  воздержался от комментариев и, достав небольшую черную трубку, стал тщательно набивать ее пахучим табаком. В воздухе повисла напряженная тишина — Денис совсем убрал звук, стараясь прислушаться к разговору Лоры и лесника. Но лесник, выпустив клуб дыма, вышел на крыльцо, тщательно затворив за собой дверь.
Необычайное беспокойство не давало Лоре покоя. Было одновременно и горестно, и радостно. Все-таки  есть справедливость! Но и страшно — разве это правильно, так  дерзко и жестоко убить столько людей! Убивать ведь нельзя. В Библии написано: «Не убий». И здесь какая-то тайна. Вон как ведет себя этот старик! Он определенно что-то знает. Неожиданно Лоре пришла в голову шальная мысль, она поднялась и вышла на улицу.
Дядя Сережа  сидел на скамеечке под разлапистой елью и с удовлетворением попыхивал своей трубкой. Лора устроилась рядышком, засунув ладони под бедра и подбоченившись.
— Я же его просила,  не нужно мстить, — неожиданно проговорила она,  искоса  посматривая  на лесника.
Пустив еще несколько колец в небо, старик  подозрительно посмотрел на нее.
— Ты кое-чего не понимаешь, девочка, — наконец проскрипел он, — в таких делах не прощают.
— Почему? — Лора старалась сказать как можно меньше, чтобы не выдать своей неосведомленности.
— Этот урод, похоже, заметал следы. Это не по правилам. Если будем прощать такое — нас всех перебьют.
«Нас»… — ошеломленно подумала Лора, но промолчала, не зная, что сказать.
— Ребята хорошо сделали свое дело, теперь каждый будет знать, что с ними опасно нарушать правила, — к счастью,  не заметив ее смятения, продолжил  Сергей Михайлович.
— Я,  скорее всего, не все понимаю, — пролепетала Лора.
— Хорошо, что ты знаешь, что не все понимаешь, — улыбнулся лесник, — не везде нужно соваться с бабьим сердцем и вашим разумом. Это дела мужские, — он склонился поближе к Лоре, и она ощутила его жаркое дыхание, — ты лучше думай, милая, о своем. Как замуж выйти, да детей нарожать. Не для вашего жалостливого сердца жестокости эти. Пусть мужики сами разбираются, у них шкура толстая.
Лора была буквально ошарашена открывшейся для нее правдой. Холодные озноб охватил все тело, заставляя его вздрагивать. Но она изо всех сил старалась скрыть свои чувства и  молча уставилась на быстро темнеющий лес и алое горное небо.
— У меня есть  дочка, такая  же наивная,  как и ты, — продолжил дядя Сережа, — добрая, верит  всем. Не уследил я за ней — моя вина. А с мужиками надо осторожнее, они жестокие и опасные. Иногда овечками невинными  прикидываются, а сами себе на уме.
— И вы тоже себе на уме?
— А я что? И я тоже, — хмыкнул лесник, — теперь, конечно, нет. Уже мудрость пришла. Да и женщин я как-то с самого начала больше понимал. Жалко мне вас. Вот и дочь моя прямо в лапы к демону попала.
Дядя Сережа выколотил остатки табака и стал тщательно набивать трубку вновь.
— А что за демон?
— Сынок богатеньких родителей,— отрезал лесник. — Простодушный  я был тогда. Многого не понимал. Только вот получилось, что начальник отделения и «крышевал» ту банду. У них все время получается —  «нет состава преступления». Прокуратура — суд — милиция — порочный круг. Все связаны в единое кодло.
— И что с ней случилось? — прошептала дрожащим голосом Лора, она чувствовала, что в ответ на свой вопрос услышит страшную историю. — Как  ее зовут?
— Светочка, — улыбнулся лесник , новая порция табака уже заняла всю его трубку.
Так звали дочь Сергея Михайловича. И действительно, она было словно огонек, частичка света в их семье. Всегда радостная, веселая, бывало, влетает в комнату после школы  и, швырнув портфель в угол, сразу к отцу. Улыбается, гладит по волосам, рассказывает про свои школьные дела.
И старше стала, но почти не изменилась. Училась хорошо, всем примером была, медаль за школу получила. А как в институт поступила — недолго ее веселье длилось.  Он сразу заметил, потому, как между ними особая связь была — души близкие.
Как-то подсел Сергей Михайлович к Светлане и спрашивает:
— Что невеселая, дочурка? Случилось что?
— Нет, папа, все нормально.
— Не годится неправду отцу говорить  — разве я не вижу?
Посмотрела она на Сергея Михайловича серьезно так.
— Это так, ерунда, — махнула рукой, — Борька Мамонов прохода не дает. Сама разберусь.
— Ну, так это же  хорошо, если парень ухаживает, — заметил отец.
— Ничего хорошего. Это пижон, родители у него супербогатые, вот он и кичится их деньгами. На БМВ раскатывает. Хочет и меня к своей коллекции присовокупить.
— Дай ему от ворот поворот. Черт с ним.
— Ему дашь, — грустно улыбнулась Света, — их там целая банда, мажоров этих.
Сергей Михайлович нахмурился.
— Раз так, я  поговорю с ними. Объясню по-мужски.
— Не нужно, папа, — всполошилась девушка, — я сама разберусь. Просто не буду обращать внимание, он постепенно и отстанет.
Сергей Михайлович послушал дочь, а зря. Много с тех пор воды утекло, а то благодушие  свое до сих пор простить себе не может.
Через несколько дней заметил: дочка с порога прямиком в ванную и дверь на крючок. Приложил ухо, слышит — плачет, и воду включила, чтобы неслышно было.
— Что, опять он? —  коротко спросил, когда она вышла.
— Нет, ничего, не волнуйся, папа.
— Разве я не вижу? Говори, что приключилось.
Вместо ответа дочь ушла на кухню и сидела возле окна, не включая света. Будто что-то оборвалось в семье Кунгуровых, рухнуло вниз с пятого этажа вместе со спокойствием и счастьем, что всегда царили здесь. Хорошо хоть матери дома не было — уехала в пансионат на лечение,  печень у нее больная, а то бы не избежать разборок.
Но еще неизвестно, что хорошо, а что плохо. Удалось и в этот раз дочери уговорить отца. Рассказала ему, что дала по морде нахальному приставале и убежала. Не очень-то верилось Сергею Михайловичу в такой благополучный исход, но Светка ведь никогда не врала. И это была его вторая, роковая ошибка.
Зря ждал Сергей Михайлович дочь следующим вечером — она так и не пришла.  Досидел до двенадцати часов, тупо уставившись в окно — уже редкие прохожие пробегали трусцой по морозной улице. Все уговаривал себя — дело молодое, может, с кем загулялась, может, у подруги сидят. А позвонить не могла? На Светку это не похоже.
Вышел на улицу, ходил кругами около дома. Далеко отойти не решался — вдруг вернется? Но и идти спать не мог. Как тут уснешь?
Рано утром пошел в институт. Конечно, еще все было закрыто. Топтался на морозе, пока первые студенты не появились.
— А вы что здесь делаете, Сергей Михайлович? — тронула его за рукав пальто школьная подруга Светы Танюша.
И не узнал бы, если бы сама не подошла — уже взрослая девушка.
Рассказала, что все вроде нормально было — Света после окончания занятий часа в четыре ушла домой. Никто ее не провожал. На вопрос: а  Борис Мамонов — усмехнулась. Он же идиот, кто этого не знает? Вообразил себя чуть ли не богом. Света держалась от него в стороне. А вот и он.
Сергей Михайлович тут же прекратил разговор и подошел к рослому юноше. Бледное  холеное лицо, равнодушный вид. Отмахнулся, хотел уйти.
— Ты мне скажи, где моя дочь, — Сергей Михайлович ухватил молодого человека за рукав.
— А ты мне не тыкай, работяга, — Борис презрительно сбросил его руку, — сам следи за своей девкой… — его лицо исказилось глумливой ухмылкой. —  Я-то  здесь причем?
Захотелось размазать красавчика по стене, но сдержался. Что он мог сделать? Толком ведь и сам не знал, где дочь.
Побрел опять в отделение милиции. Лейтенант, окинув взглядом  небогатого посетителя сквозь стекло, перекривился и опять уткнулся в свои бумаги. Сергей Михайлович настойчиво постучал ключами по обшарпанному подоконнику.
— Зря стучите, гражданин, — рявкнул милиционер, — я вам уже сказал — заявления о пропаже людей подаются через три дня. Ждите свою дочку дома, скоро сама заявится.  Воспитывать нужно было правильно.
 Вышел на улицу — как будто сердце вырвали. Серое февральское утро, спешащие по своим делам люди. Что Катерине сказать? Куда идти? Где ты, доченька?
Лесник умолк. Оцепенев, Лора долго не могла нарушить тяжелую паузу, а ее собеседник будто застыл, тупо глядя перед собой.
Голос мужчины совсем сломался и тихо шипел:
 — Ладно, что тебя мучить… давно это было.
Теперь уже на сто процентов был уверен — что-то случилось. Не могла она вот так на отца наплевать. Не обошла беда стороной их семью. Засунул руки поглубже в карманы и побрел к своему дому. Встал у подъезда… и в квартиру  не хочется заходить. Там  пустота.
— Серега, ты чего тут стоишь? — из распахнувшейся двери вышел навстречу Николай, бывший сослуживец по флоту.
Дом, в котором жил Сергей Михайлович, не простой. Больше половины — флотские, тут им давали квартиры. Так что почти все знакомыми были.
Николай  не мог пройти мимо друга — слишком странно все было. Стоит у подъезда — лица на нем нет. Теребит в руках папиросу — уже и табак весь высыпался. Он все и рассказал. А Колька, надо же, вспомнил! Оказывается, знает он парня одного, еще где-то в морях с ним встречался, а теперь тот как раз такими делами занимается.  Агентство у него, детективное. Но парень — герой, это уж точно. С любыми  бандюками разберется.
Subscribe
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments