December 7th, 2013

  • p_i_f

Исчезнувший Париж

До того, как Париж начали называть городом Света, а Эйфелева башня стала неотъемлемой его частью, столица Республики представляла собой, прямо скажем, не слишком веселое зрелище. Наполовину трущобы, наполовину роскошные особняки — и все это запутано в ужасном переплетении улиц и улочек с порою очень непотребными названиями, вроде «улица Волосатой Дырки» или, скажем, «аллея Шлюхи». Взявший бразды правления страной, претерпевший серию революций, Наполеон III, приказал барону Жоржу Эжену Осману, префекту департамента Сены, разобраться с катастрофической ситуацией, за что барон принялся, засучив рукава.

Тем, что вы видите сейчас — Париж обязан именно ему, имевшему странную, но логичную слабость к четким прямым линиям и широким проспектам. За время своей деятельности с 1853 по 1870 годы, он снес пол-Парижа, отстроил 135 км улиц и бульваров, соединив магистралями юг и север, восток и запад, и установив четкие границы города, которые не изменились до сих пор. Да, Париж, в отличие от остальных столичных городов, не увеличился с тех лет ни на метр и превратился из «вонючей клоаки», как назвал его Наполеон III, во вполне пригодное для существования место.

Но помимо того, чтобы сделать Париж удобным и чистым, Осман преследовал и еще одну цель — облегчить возможность подавления очередной революции: в ключевых точках города расположились казармы, а широкие бульвары, призванные облегчить продвижение кавалерии и артиллерийских расчетов, имели боковые въезды, по которым военные могли обойти любую баррикаду, которую задумали бы возвести в очередной раз чем-то недовольные жители.

Прошлое. Исчезнувший Париж (14 фото)

Вид на Париж с несуществующей уже Rue Champlain в 17-м округе
Collapse )
Buy for 30 tokens
Buy promo for minimal price.
в кабинете

Коротко об Истории

Источник: http://chispa1707.livejournal.com/653106.html
Акцент на войнах и мятежах оправдывает парадоксы демографии и экономики. В моей базе 27,5 % материала - те или иные конфликты.
Акцент на структурах (ордены, церкви) позволяет прикрыть пусковые механизмы. В моей базе 10-12 % материала это именно структуры.
Акцент на царском произволе оправдывает нелогичные действия и даже эпохи.

Везде, где историки позволяют иным наукам сунуть нос в свои закрома, начинаюся проблемы.

Математика породила Фоменко, и стали видны методы формирования сверхдлинной хронологии.
Статистика, соответственно, породила Степаненко и влет уничтожила эпоху географических открытий.
Судебная медицинская экспертиза, исследовав суданские мумии поставила под вопрос всю шкалу датирования.
Выводы ботаников (например, о датах появления новых растений) ломают всю археологию от неолита до Колумба.
Генетика однозначно ликвидировала тезис о монгольском нашествии в Европу из-за Байкала.
Военная логистика в упор не видит ресурсов для ведения описанного количества войн.
Микробиология напрочь отмела утверждения о чумном характере Черной смерти.
Этнография находится в непримиримом противоречии с патриархальной моделью передачи власти в том же древнем Риме.

На наибольшее количество инструментов сейчас в руках Google.
Google Books Ngram Viewer мало того, что дает статистику упоминаний; он РАСПОЗНАЕТ ШРИФТЫ, даже готические, и будьте уверены, машина может отличить Кёльнскую печать от Мюнхенской, а по особенностям нечитаемых фрагментов даже различает мастеров, резавших формы для отливки шрифтов. Данные, принадлежащие Google, великолепно подходят для анализа, и этот анализ может ответить НА ВСЕ наши вопросы и осветить ВСЕ темные места писаной истории. Думаю, уже ответил и осветил.